Боевики “Фатемиюн” и беженцы мешают ирано-афганским отношениям

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Участие Ирана в разрушенном войной Афганистане и отношения с талибами и ополченцами «Фатимеюн» снова в центре внимания после заявлений министра иностранных дел Джавада Зарифа. Об этом стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM.

В беседе с частным телеканалом «Афган Толо» Зариф признал, что около 2000 афганцев сражались вместе с поддерживающими режим силами в Сирии под командованием бригады «Фатемиюн», шиитского ополчения, поддерживаемого Тегераном.

Высокопоставленный дипломат также затронул проблему афганских беженцев в Иране на фоне сообщений о жестоком обращении и дискриминации в отношении них. Эти вопросы долгое время были главными «яблоками раздора» между двумя соседними странами, способствуя ожесточению и глубокой вражде между ними.

В то время как растущие связи Тегерана с Талибаном вызывают подозрение в политических кругах Кабула, СМИ и интеллигенции, его поддержка ополченцев «Фатимеюн» в раздираемой конфликтом Сирии подвергается широкой критике.

Тегеран и Кабул в последние годы предприняли лихорадочные усилия, чтобы похоронить свой «топор войны» с помощью многосторонней дипломатии. Две страны в настоящее время близки к завершению заключения долгосрочного пакта о стратегическом сотрудничестве, помимо сотрудничества в мирном процессе под руководством Афганистана.

Но, как и во многих случаях в прошлом, высказывания Зарифа, похоже, вызвали неприязнь как к правительству, так и к повстанцам в Афганистане.

Иран-Талибан

Зариф, который принимал участие в Боннской конференции 2011 года по Афганистану, сказал, что «Талибан» по-прежнему находится в списке «террористических групп» в иранских законах, как и в законах ООН.

Это заявление, которое было сдержанно встречено в Кабуле, вызвало резкую реакцию со стороны официального представителя «Талибана» Забихуллы Муджахида, который сказал, что эта группировка «не числится ни в одном террористическом списке ООН». Далее пресс-секретарь призвал иранских официальных лиц воздерживаться от «безответственных заявлений».

Резкий ответ талибов отражает сложность отношений Ирана с повстанческой группировкой, несмотря на растущее дружелюбие между ними. Правительство Ирана, опасаясь присутствия США в раздираемой войной стране и появления террористической группировки ИГИЛ / Даиш, в последние годы поддержало включение «Талибана» в будущую политическую систему Афганистана.

И президент Хасан Рухани, и Зариф неоднократно говорили о «мирном процессе под руководством афганцев» и «инклюзивном правительстве» в Афганистане, в которое входит «Талибан». Лидеры Талибана также посетили Тегеран для «политических консультаций». Самый важный визит был в ноябре 2019 года, когда заместитель главы группы мулла Барадар провел переговоры с Зарифом и другими официальными лицами в Тегеране.

Также поступали сообщения об открытии талибами представительств в Иране и Тегеране, которые поставляли оружие этой группировке. Эти сообщения, однако, были категорически опровергнуты Ираном.

Однако не все между ними гладко. Иран по-прежнему с подозрением относится к прямым контактам Талибана с США, а Зариф даже отказался присутствовать на мирных переговорах по Афганистану в Дохе. Наблюдатели считают, что поддержку Талибана Ираном следует рассматривать в контексте растущего присутствия ДАИШ / ИГИЛ в Афганистане, помимо присутствия США, которое угрожает безопасности на границах Ирана.

«Фатемиюн» в Сирии

Зариф в ходе интервью также рассказал о поддерживаемых Ираном афганских ополченцах «Фатемиюн», воюющих в Сирии, утверждая, что они предпочли воевать «добровольно».

Он сказал, что Иран помог в формировании «фронта против Даиш» в Сирии, в который вошли боевики из многих стран, включая Афганистан. Хотя утверждение о том, что боевики «Фатимеюна» решили добровольно воевать в Сирии, часто оспаривалось афганскими официальными лицами и правозащитниками, предложение о «перегруппировке» ополченцев в Афганистане для борьбы с Даиш / ИГИЛ явно не понравилось Кабулу.

Это предположение ранее было сделано другими официальными лицами в Иране, которые видят появление террористической группировки Даиш / ИГИЛ в окрестностях, наносящих ущерб региональному миру и безопасности. Однако для афганских официальных лиц вопрос о вербовке афганских граждан для участия в войне вдали от своей родины является эмоциональным, и идея перегруппировки боевиков ополчения для борьбы с Даиш / ИГИЛ внутри Афганистана также, похоже, не вызывает ни у кого воодушевления.

В последние годы проблема «Фатимеюна» занимала видное место в переговорах между официальными лицами двух стран. Иран утверждает, что боевики ополчения предпочли «сражаться добровольно», афганские официальные лица выразили протест против этого. Сейчас, когда война в Сирии заканчивается, большинство этих боевиков вернулись к нормальной жизни. По приблизительным оценкам, в Сирии погибло около 2000 боевиков «Фатемиюн».

Афганские беженцы

Проблема афганских беженцев, в большинстве своем не имеющих документов, – еще одна серьезная проблема для двух стран, поскольку часто поступают сообщения о жестоком обращении и дискриминации, с которыми они сталкиваются в Иране.

Зариф сказал, что вопрос о том, что один частный иранский банк не выпускает банковские карты афганским беженцам, был поднят в центральном банке страны, но банк выступил против этого, сославшись на отмывание денег.

Что касается афганцев, которым не разрешают посещать школы в Иране, Зариф сказал, что в Иране около 480 000 афганских студентов и около 120 000 афганских беженцев, пользующихся медицинской страховкой. Несмотря на эти обнадеживающие заявления, некоторые недавние инциденты указывают на сложность миграционного кризиса в регионе.

Инцидент в мае этого года, когда 17 афганских мигрантов утонули в реке Харируд, граничащей с двумя странами, при попытке проникнуть в Иран, привел к ссоре между двумя странами.

В июне гибель трех афганских мигрантов в результате пожара автомобиля в провинции Йезд в центральном Иране привела к дальнейшей эскалации напряженности и даже вызвала массовые протесты в Афганистане.

Однако эти вопросы были решены дипломатическим путем, при этом многие высокопоставленные официальные лица двух стран провели обсуждения на самом высоком уровне.

По данным агентства ООН по делам беженцев, Иран принимает около миллиона зарегистрированных беженцев из Афганистана в дополнение к более, чем двум миллионам афганских беженцев без документов.

Две страны имеют общую границу, протяженностью 582 мили с двумя официальными переходами. Граница часто используется для нелегальной миграции и торговли наркотиками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»