Сегодня 22 января, 2021

Edit

последние
новости

Увлеченность русским языком в средневековой Европе

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Судьба русского языка, благоприятная к нему повсюду, складывалась в деталях различно в разных странах. Поучителен пример Германии, специально исследованный молодым аспирантом В. С. Лизуновым. Он показал, что контакты России с Германией уходят в седую древность.

Помимо многих письменных документов, об этом свидетельствуют также отдельные слова, проникшие в немецкий язык из русского. Например, слово Zobel (соболь), живущее до сих пор в немецком языке, как показывает лингвистический анализ, было усвоено немецкими диалектами еще в XI в.
Торговые и культурные контакты времен расцвета Киевской Руси особенно усилились в средние века, когда купцы Ганзы вели оживленную торговлю с Новгородом, Псковом, Смоленском и Витебском. Немцы и русские постоянно общались также в Риге, Ревеле (Таллин), Дерите (Тарту) и Нарве.
В Ревеле, например, в начале XVI в. были официальные переводчики-маклеры, не считая тех купцов и чиновников, которые хорошо знали русский язык. Ученые насчитывают десятки слов, заимствованных немецким языком непосредственно из русского в ходе контактов XII-XVI вв.: юфть, сафьян, выхухоль, алтын, гривна, рубль, верста, аршин, ям, пристав, корда, слобода, стерлядь, квас, кнут и др.

Интерес к русскому языку стимулировался не только торговлей и политикой, но и необходимостью освоить богатую культуру, науку и технику нашей страны. В 1698 г. в университете Галле были организованы первые официальные курсы русского языка, на которых преподавали и русские студенты, приехавшие в Германию на обучение. Известно, что Петр I, узнав об изучении русского языка в немецких университетах, выразил по этому поводу свое глубокое удовлетворение.

В Германии широко использовалась упомянутая русская грамматика Лудольфа, изданная в Англии, но в XVIII в. она уже не могла удовлетворить желающих изучать русский язык. В связи с этим были созданы новые пособия и учебники. Следует отметить, что дело здесь не столько в росте числа немцев, желающих выучить русский язык, сколько в качественном изменении этого интереса: один из немецких ученых того времени отмечает, что Россия – страна «расцвета прекрасных наук и свободных искусств». И в самом деле, наряду с бобровым мехом, воском, икрой, пенькой Западная Европа все больше черпает географических, естественно-испытательских, научно-культурных сведений из России.

На весь мир становятся известными великие открытия М. В. Ломоносова, общечеловеческое значение имели произведения Кантемира, Новикова, Радищева, а затем Державина и, Карамзина. Завоевали мировое признание Российская Академия наук и Московский университет. Удивили весь мир своей силой могучие крестьянские движения Пугачева и других народных вождей. Интерес к русской культуре становится определяющим для судьбы русского языка в Германии.

В XVIII в. немецкие композиторы пишут ряд опер, посвященных русской истории и жизни, используя при этом русские мотивы; в немецких театрах ставятся русские пьесы; проявляется интерес к русской живописи.
Молодая русская наука в это время была тесно связана с немецкими учеными, например с известным механиком Л. Эйлером, который считал Россию «раем ученых» и переселился в 1727 г. в Петербург. До конца жизни Л. Эйлер оставался постоянным секретарем Академии наук. Достижения русской науки, русской литературы, успехи русского театра привлекли в Россию и многих других немецких деятелей, живших в ней постоянно или по многу лет. Они активно информировали Германию о событиях в России, переводили на немецкий произведения русских ученых и писателей (на немецком языке вышли труды Ломоносова, в частности, его русская грамматика) и призывали изучать эту страну и ее язык.

Видный немецкий просветитель середины XVIII в. И. К. Готшед, популяризировавший русскую культуру и литературу в четырех крупных немецких журналах, был, например, страстным поклонником А. Д. Кантемира и призывал немецких литераторов учиться у русских. Издав перевод патриотической драмы Сумарокова «Синав и Трувор», Готшед писал, что вряд ли кто-либо мог предполагать, что через 25 лет после смерти Петра Великого русские будут в состоянии «написать одно из труднейших созданий человеческой фантазии, а именно трагедию… Мы должны этого русского поэта представить нашим перевод чинам иностранных пьес как образец. Почему же не могут немецкие поэты найти в нашей собственной истории трагических героев и вывести их на сцене, как нашел таковых этот русский в своей собственной?!» Александр Сумароков был избран почетным членом немецкого «Общества свободных искусств».

За столетие, с 1700 по 1800 г., в Германии было издано в общей сложности 1 486 произведений 366 русских авторов, включая такие, как «Слово о полку Игореве», повесть Карамзина «Марфа Посадница», былины, романсы, например «Стонет сизый голубочек» Дмитриева.

Бранденбургский гофрат И. Рейер в меморандуме, адресованном будущему прусскому королю Фридриху I, указывал на необходимость изучения русского языка как средства взаимопонимания с пародами Восточной Европы и познания великой России.

Продолжая традиции XVII в., с начала XVIII в. немцы вводят преподавание русского языка в ряде учебных заведений, в частности в берлинской гимназии И. Л. Фриша, учеником которой, между прочим, был Лейбниц, весьма преуспевший в русском языке. В 1737 г. Фриш опубликовал исследование, написанное на латыни, «История славянского языка», в котором пишет о русском языке: «О, как широко простирается этот украшенный благородными науками язык – от Архангельска до Астрахани, от Германии до самых границ Китая, вследствие чего он может по праву называться величайшим среди своих собратьев».

Вместе с изданием новых учебников русского языка (справочник «Московский купец» с немецко-русским разговорником опубликован в 1705 г.; элементарная русская грамматика па латинском языке И. Корневича издана в 1706 г.; анонимный «Краткий словарь тех простых и необходимых слов и выражений, кои обычны в русском языке», 1713 г.; «Введение в русский язык» И. Шталя, 1745 г.; упомянутое исследование Фриша; грамматика А. Шлецера, 1763 г.; «Домашние разговоры» и другие пособия Якоба Родде, известного рижского деятеля конца XVIII в. и т. д.) начинает бурно развиваться и немецкая славистика. Русский язык рассматривается как интереснейший историко-культурный и лингвистический феномен, необходимый предмет, по крайней мере, для ученых гуманитарного и естественнонаучного профиля.

Об интересе к русскому языку говорит, например, тот факт, что учебник «Русская грамматика» – одна из книг Якоба Родде – выдержала четыре издания лишь за период с 1773 по 1789 г. В предисловии ко второму изданию автор писал: «То, что первое издание моей русской грамматики так быстро и главным образом в Германии раскуплено, я приписываю значению, которое справедливо придается русскому языку, а также заботе, проявляемой к его изучению».

В 1793 г. известный немецкий правовед И. К. Рюдигер опубликовал статью «Немного о русском языке и в его защиту в Германии». Начав с того, что знание русского языка – необходимое средство для знакомства с культурой Востока, автор перечисляет и другие цели его изучения: общеобразовательные, культурные, научные, т. е. связанные с раскрываемыми им наукой и литературой. Много места Рюдигер уделяет достоинствам русского языка, его, как выражается автор, «новому очарованию», его древности, оригинальности, богатству, в чем этот язык не уступает немецкому. Рюдигер решительно выступает против «принятого в Германии предубеждения… о жесткости и неуклюжести русского языка»; по его словам, «в сравнении с трескучим верхненемецким… русский язык очень мягок, благозвучен н так богат гласными, как вряд ли итальянский», свободное ударение способствует «благозвучному разнообразию» русского языка.

Рюдигер подчеркивает также своеобразие склонений и сочетания русских слов, делающих этот язык отчасти «богаче н пластичнее немецкого», позволяя «делать живейшее выражение чувств».

В этой статье мы находим четко выраженную формулировку сознательного научного отношения к русскому языку и обоснованную оценку его иностранцем. Отражая и суммируя мнения немецкой ученой среды, автор статьи обращается к широкому кругу людей, к широким слоям среднего сословия.

Необходимость массового изучениярусского языка в Германии закономерно увязывается Рюдигером с международным значением русского языка: «Русский язык, находясь уже сейчас в своем золотом возрасте, является одним из самых распространенных и во всех отношениях хорошо сформированным мировым языком… И мы, немцы, и другие народы переводим и читаем с удовольствием трагедии Сумарокова, «Победу при Чесме» Хераскова… Исследования русских историков и естествоиспытателей являются для нас необходимыми, и мы обязаны Ломоносову, Рыякову, Щербатову, Лепехину, Озерецкому, Татаринову, Кобелеву, Иноходцеву и многим другим массой объяснений до тех пор сокрытых и недостаточных знаний. Не наступило ли уже время изучать язык, на котором пишется так много полезного и прекрасного?».

Рюдигер считал, что в немецких переводах теряется красота русских художественных произведении и что только знание самого русского языка может раскрыть немцам достоинства этих произведений; поэтому он перечисляет имеющиеся учебники и заканчивает статью призывом: «Итак, бодро возьмитесь за дело, дорогие мои соотечественники, прилежные и жаждущие знаний юноши. Ведь в пособиях недостатка нет, у нас есть грамматики Ломоносова, Родде и Гейма, словарь Родде в одну восьмую листа и Нордштедта в четверть».

Начало XIX в. принесло новую славу русскому языку в Германии. Переходя к этой теме, заметим, что и в XVIII в. и позже наряду с описанными опосредованными контактами постоянно имели место и контакты непосредственные: немецкие колонии были в Петербурге, Москве (в России издавалось, например, около трех десятков газет и журналов на немецком языке); немецкие поселенцы жили в Поволжье; в Риге, Таллине, Тарту, Елгаве и других городах Эстляндскои и Лифляндской губерний, отошедших к России в 1710 г., было много прибалтийских немцев.

В то же время много русских проживало в Германии: русские студенты, например, учились в университетах Йены (только в течение XVIII в. в этом университете обучалось около 1000 студентов из России), Тюбингена, Лейпцига, Марбурга, Галле и др. Известную роль играли родственные связи царского и кайзеровского дворов. Именно в ходе непосредственных контактов в немецкий язык вошли многие бытовые русские слова (как, естественно, и немецкие слова в русский язык): мерлушка, степь (зафиксировано около 1750 г., его употребляли Ф. Шиллер, Клейст, Глейм и др.), дрожки (не имело конкуренции в немецком литературном языке до XX в., когда было вытеснено словами такси и автомобиль), выражение «пошел» (особенно по диалектам с начала XIX в. с тем же значением), собака и др.
В 1813 г. Германия встречала как освободителей от наполеоновского нашествия русскую армию; все русское, в том числе и русский язык, вошло в общую моду. Будущий декабрист Ф. Глинка в своих «Письмах русского офицера» писал о популярности казаков, об интересе населения к русской культуре, о русских надписях, сделанных жителями на своих домах: «Неоспоримо, что слава народа придает цену и блеск языку его. Слава сия утверждается победоносным оружием. Теперь уже всякий саксонец имеет ручной российский словарь и скоро, скоро, может быть, – как сладко мечтать о сем! – богатый язык великого отечества нашего загремит на берегах Эльбы – и там, где победа украшает лаврами знамена народа русского, станут читать русских писателей».

Пастор Ф. Г. Нагель писал в своих мемуарах: «Они (русские) появились как наши освободители и везде были желанны; их принимали с ликованием, и каждый желал сказать им, как их любят. Многие приобретали поэтому русские грамматики и принялись изучать русский язык». Обнаружился естественно растущий спрос на русские учебники, которых появляется в этот период великое множество, и на русскую литературу. Нельзя не сказать о том, что этот расцвет был вскоре заглушен ролью царской России как жандарма Европы, душителя польского восстания 1830-1831 гг. и венгерской революции 1849 г.

Охлаждение немецкой интеллигенции к духовной жизни России в 30-х годах XIX в. снизило и темпы распространения русского языка в Германии, как, впрочем, и во всей Европе. Всеобщий интерес спал и обратился в Германии в суженное увлечение русским фольклором, на базе которого на протяжении XIX в. укрепился новый расцвет увлечения Россией и ее языком, но уже на основе всемирно-исторических успехов русской классической литературы этого времени.

С помощью непосредственных контактов с русскими и трудов крупных немецких ученых немцы хорошо освоили русское народное творчество, восприняли, даже впитали его. Еще в конце XVIII в. немецкий философ, литературовед и писатель Иоганн Готфрид Гердер занимался изданием русских песен.

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

другие новости

В Казани находится одна из самых маленьких квартир в России

В России начались массовые рейды по выявлению несогласованных перепланировок квартир

Как стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM, сотрудники инспекций жилищного надзора РФ организовали массовые рейды, которые позволят выявить незаконные перепланировки жилых...