Футбол и политика. Кто кого обыграет?

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Доказательство тому — скандал, возникший в ходе матча Лиги чемпионов между «ПСЖ» (Франция) и «Истанбулом Башакшехир» (Турция), проходившем в Париже 8 декабря 2020 года.

Одним из судей матча был румын Себастьян Колцеску, арбитр ФИФА. Качество его судейства футбольных игр никогда не отличалось высотой. В свое время он даже был отстранен от работы на официальных матчах из-за большого количества принятых им в ходе игр спорных решений. В матче турецкой и французской команд Колцеску выполнял функции резервного арбитра.

Шла пятнадцатая минута игры. Турецкий защитник, Рафаэл да Силва (бразилец) грубо нарушает правила, за что тут же от судьи получает желтую карточку. Игрок французской команды Преснель Кимпембе (француз конголезского происхождения), бросается выяснять отношения с Рафаэлом. Эмоциональные склоки между игроками на поле в футболе считаются нарушением. Потому арбитр Колцеску вступил в спор, но желтой карточки французскому игроку не показал. Зато обратил внимание на шумное поведение помощника менеджера турецкой команды Пьера Вебо. Пьер Вебо (камерунец), бывший камерунский футболист, весьма средний нападающий сборной Камеруна, со скамьи запасных выкрикивал слова возмущения отсутствием желтой карточки для французского футболиста.

Арбитр, как это всегда бывает в перепалках между игроками и судьями на поле, был окружен футболистами, бурно выражающими эмоции. Призывая игроков к порядку и слыша выкрики Пьера Вебо, Колцеску громко сказал одному из своих товарищей по судейству: ««Тот черный, пойди и проверь, кто он. Тот черный, так себя вести тут нельзя». Тем самым арбитр хотел шумного Вебо отправить на трибуны.

Вот только румын Себастьян Колцеску не учел, что слово «черный» на румынском — «negru» — звучит как запрещенное в США слово на «N».

Услышав оскорбление в словах судьи, турецкий форвард, Демба Ба (сенегалец), затеял скандал. Он заявил судейскому составу, что судьи не называют европейцев белыми, а чернокожих называют черными. И без того распаленный Пьер Вебо начал открыто кричать на судью, пытаясь выяснить, кого тот назвал «негром».

Руководство турецкой команды потребовало отстранения Колцеску от судейства. Предложение УЕФА по замене команду не устроило. В знак протеста против расизма, турецкая команда самовольно покинула поле. Игроки «ПСЖ» также поддержали протест против судьи и отказались от продолжения матча.

По всем писаным правилам футбола уход с поля расценивается как техническое поражение команды. Клубу назначается штраф. Никогда футбольная администрация не избегала применения такого наказания. Даже если нарушения происходили на почве национальных конфликтов или политического противостояния, по вине болельщиков или членов команды, виновной команде всегда приписывалось техническое поражение. В футболе нарушения правил включены в сами правила, а потому все уже давно и скрупулезно регламентировано, с учетом последствий.

Но теперь политика диктует свои правила даже УЕФА. Никто из чиновников этой футбольной организации не осмелился выставить поражение команде «Истанбул Башакшехир», опасаясь гнева представителей движения Black Lives Matter (BLM). Как результат — была назначена переигровка матча, в ходе которой «Истанбул Башакшехир» разгромно проиграл «ПСЖ» 5:1.

Подобный прецедент ознаменовал приход агрессивной политики меньшинств в большой футбол. Ранее возмущения меньшинств касались только конкретных игроков, влияя на их карьеры. Справедливость принятых и прописанных международных футбольных правил никто не оспаривал. Так поддерживалась дисциплина в футбольных клубах и фанатских сообществах. Отмена правил для отдельного футбольного клуба — вопиющее решение футбольной администрации.

Футбольные эксперты склонны считать скандал 8 декабря 2020 года своеобразным прецедентом. По их мнению, уже не первый год в футбольных судейских комитетах ходят слухи о скором ужесточении антирасистских правил. Но в большей мере они касались поведения фанатов. Инцидент в Париже показал, что турецкая команда совершенно не боялась технического поражения, а ее менеджерский состав был готов к дальнейшей эскалации скандала. Последовавшие после инцидента реплики турецкого лидера Эрдогана только подтвердили факт, что турецкий футбол связан с политикой теснее обычного.

Часть экспертного сообщества убеждена, что футбольная номенклатура следует в русле политики BLM и ЛГБТ не просто так. Современный большой футбол ждет перемен. Но реформирование внутренних структур затягивается уже не первый год.

Между тем, пристальное внимание агрессивных меньшинств приковано к футболу уже не первый сезон. Только в 2020 году апологеты ЛГБТ и BLM обрушивались на футболистов несколько раз.

6 декабря 2020 года игрок команды «Лестер Сити» нападающий Джейми Варди (британец) в пылу эмоций после забитого им победного гола в матче английской Премьер-лиги с «Шеффилд Юнайтед» демонстративно подкатом сломал флаг ЛГБТ, установленный на углу поля. Волна возмущения тут же начал расти в соцсетях, где футболист был объявлен гомофобом. Но Варди сумел объяснить свой поступок тем, что флаг ему нужен был для вручения лгбт-фанатам после нанесения автографа.

Широко в российских СМИ освещался BLM-скандал, участниками которого стали игроки футбольного клуба «Краснодар». Они отказались вставать на колено в поддержку движения BLM перед матчем с «Челси», и тут же получили «черную метку» от сторонников этого агрессивного движения. В соцсетях эмоционально выражалось недовольство российскими футболистами, которые были обвинены в расизме. Фанаты отметили, что в конце октября 2020 года, когда подобный скандал случился впервые, не «преклонили колена» почти все российские футболисты. Но в декабрьском матче остались стоять с поднятой головой только четверо: главный тренер Мурад Мусаев, защитник Игорь Смольников, защитник эквадорец Кристиан Рамирес и защитник Александр Мартынович. Остальные члены команды побоялись оставаться наедине с яростным давлением борцов с расизмом и встали на колено, склонив голову.

Футбольная суть политики

Разумных доводов для обоснования необходимости внедрения политики меньшинств в футбольную культуру не существует. Но футбол является самым политизированным видом спорта. Причин для этого множество. Главной основой политизированности футбола является уникальная связка социальных и финансовых составляющих этого вида спорта.

Еще в конце 1970-х годов во Франции проводились социологические исследования, касавшиеся спортивных практик. Результаты показали, что социальные группы, привлеченные футболом, в корне отличны от групп, увлеченных теннисом, единоборствами или скачками. Группы, увлеченные футболом, почти полностью совпадали с основной электоральной базой в большинстве стран.

Исследования и история показали, что только футбол обладает уникальным свойством создавать солидарные группы на основе массового отождествления индивидов с воображаемыми сообществами.

Это объяснило крайнюю медиализацию и коммерциализацию всей футбольной индустрии. Однако, публичность и бизнес — основа современной политики.

Так футбол «подписал» себе приговор быть всегда «политизированным».

Важно понимать, что сообщество футбольных фанатов — это основной «футбольный инструмент». Без фанатов спортивная игра с мячом осталась бы тем, что сейчас представляет собой гандбол, хоккей с мячом или водное поло. Серьезным политическим акторам интересны не футбольные команды, им нужны фанатские сообщества.

Вся история футбола двадцатого века показала его прямую включенность в набор инструментов для распространения политического влияния тех или иных властных групп. Особенно ярко политика «просвечивает» сквозь футбол, когда дело касается национальной идентификации. Несть числа примеров, когда националистическое противостояние заострялось на футболе.

В геополитическом масштабе одним из самых значимых примеров взаимовлияния политики и футбола является знаменитая победа немцев на чемпионате в 1954 году. Тогда команда ФРГ победила венгерскую сборную, в составе которой солировал сам Пушкаш. Эффект от футбольной победы был поразителен. Немецкое самосознание встряхнулось после десятилетнего уныния «побежденного воина». Послевоенная депрессия немецкого народа закончилась, был дан старт новой внутренней и внешней политике. Германские деловые и политические круги начали работу над новым политическим проектом объединения европейских стран, подготовив изменения в существовавшее к тому времени «Европейское объединение угля и стали». И все это происходило при единодушной поддержке каждого немца. Так активность фанатского сообщества подняла национальный дух целого народа. Тогда власти германии сделали необходимые выводы об эффективности футбольного сообщества. Началась так называемая «футболизация» Германии, которая окончательно сделала немецкий футбол инструментом германской политики. Ангела Меркель своим регулярным присутствием на футбольных чемпионатах ФРГ это подтверждает.

В другой части мира в странах Латинской Америки влияние футбола настолько велико, что любые политические сдвиги отражаются и на футболе и наоборот. Проигрыш национальной сборной может спровоцировать беспорядки и начало войны. Свидетельством такой темпераментности является известная нелепая «Футбольная война» 1969 года между Сальвадором и Гондурасом.

Повышенная темпераментность футбола Латинской Америки, механическая размеренность немецкого футбола доказывают присутствие своего духа в каждой национальной команде. Свой «футбольный» почерк в игре национальных команд угадывается профессионалами всегда: одни на поле больше времени посвящают борьбе, как англичане, другие реализуют непростую технику, как немцы. Латиноамериканский футбол даже на игровом поле часто представляет собой праздник с многочисленными сольными номерами и игрой на грани фола, как это было с великим футболистом Марадоной и его «рукой бога».

Настоящий российский футбол

Те же профессиональные эксперты отмечают, что российский футбол точно также опутан коммерческой паутиной, также медийно заряжен, но начисто лишен своего почерка.

Адекватный футбольный потенциал, продемонстрированный на европейских и мировых чемпионатах 1956, 1960, 1964 и 1972 годов был навсегда утерян в 1970-е годы. Причины этого — внутриполитические. Финансовая сторона связана с дотационностью всего спорта в СССР, где коммерческая составляющая была нивелирована. Любой спортсмен получал оклад и премию, но не гонорар по контракту. Спорт в СССР — это работа. Бизнесом в стране занималось государство, акционерами были все граждане страны.

Политическая составляющая советского футбола была очевидна – это был спорт для всех. Советское спортивное руководство высоко оценивало пользу спорта для населения страны. Наблюдая рекламно-коммерческую вакханалию вокруг западного футбола, советская спортивная элита понимала, что в этой гонке никогда не станет лидером и не ввязывалось в нее.

С годами международный уровень футбольной техники поднимался, что требовало увеличения тренировочных часов для отработки индивидуальной техники и командного взаимодействия на поле. В СССР климатические условия изначально являлись причиной ограниченного количества тренировочных часов. А все футбольные поля сделать крытыми не смогла до сих пор ни одна страна. На внутренней арене популярность футбола оставалась достаточной для появления своих звезд и болельщиков.

Со временем советские фанаты смирились с регулярными проигрышными международными матчами своей сборной. Неожиданные успехи становились настоящим праздником, вдыхавшим оптимизм для дальнейшего развития футбола.

С приходом капитализма в российский футбол насыщенными стали медийная и коммерческая стороны футбола. Профессиональная же составляющая осталась той же: не появился почерк игры, невысокой осталась командная техника. А вот механизм подпитки футбольных клубов «молодой кровью» после развала СССР был разрушен — навсегда исчезли многочисленные бесплатные спортивные секции.

Спустя десятилетия, в середине нулевых, российское правительство обратило внимание на остроту проблемы спортивного резерва. В нацпроект «Демография» был включен проект «Спорт — норма жизни». Несколько лет назад началась реформа спортивных школ. Одни типы школ меняли муниципальных «хозяев» на областных и республиканских. Другие школы становились платными. Так или иначе, но реформа детских и юношеских спортивных школ постепенно приводит к снижению «массовости». Школы укрупняются, доступность ограничивается. Остро встал вопрос обеспечения каждой спортшколы своей материальной базой, поскольку делить один и тот же спортинвентарь могли только школы одного уровня подчинения. Сегодня обязать муниципальный стадион предоставлять спортплощадку для воспитанников областной спортшколы не получается. Спортом активно могут заниматься только те дети, чьи родители способны оплачивать их футбольное увлечение. При таком подходе найти футбольных самородков стало очень непросто.

Финансовые потоки, проходящие через западные футбольные клубы, внушили российским дельцам от спорта мысль о построении такой же клубной структуры в РФ. Футбольные клубы стали оперировать огромными бюджетами, платить огромные гонорары «легионерам» и нанятым западным тренерам.

Достичь успехов на международных турнирах российский футбол, реорганизованный по западной системе, так и не достиг.

Конец 2020 года как-то по-особому высветил ущербность подготовки российских футболистов. Футбольный клуб «Зенит» проиграл одному из слабых европейских клубов «Брюгге» (Бельгия) дважды. «Локомотив» в домашнем матче проиграл австрийскому «Зальцбургу». «ЦСК» (Москва) проиграл команде немецкого клуба «Вольфсберг», одному из европейских аутсайдеров чемпионата Лиги Чемпионов. В Лиге Наций сборная России с разгромным счетом проиграла сборной Сербии.

Спортивные эксперты пытаются объяснить фиаско футбола в России. С 2005 года в российском футболе предусмотрен лимит легионеров. Схемы, представляющие обязательное количество игроков на поле несколько раз менялись. Сначала это была схема «5 плюс 6» (пять легионеров и шесть отечественных футболистов), затем схема менялась на «7 плюс 4», «6 плюс 5». Такой расклад увеличивал вероятность футбольных побед, так как легионеры, как правило, на голову выше отечественных футболистов в технической подготовке. Чехарда с формулой «свои плюс легионеры» продолжается до сих пор, ей не видно конца. Но самой сути сложившейся структуры она не меняет.

С одной стороны «безлимитное» количество легионеров сделает футбол не российским, а иностранным. Уже случались казусы, когда комментатор перед началом матча называл только «нерусские» имена вышедших на поле футболистов одного из российских клубов. Обратная сторона такой «безлимитной» структуры проявилась довольно скоро. Более «богатый» футбольный клуб мог «купить» и выставить легионеров больше числом и лучше качеством. С другой стороны, заинтересованность в воспитании отечественной «футбольной молодежи» при такой схеме сводилась к нулю.

Сегодня уже понятно: «лимитная» схема на легионеров в российских футбольных клубах не принесла успехов в турнирах. Дефицит на российских высококлассных футболистов, который обострился в 90-е годы, никуда не делся. Более того, отсутствие бесплатной системы спортивного воспитания привело к тому, что только «платежеспособные» игроки могли дорасти до клубного членства. Поскольку футболист с российским гражданством обязан присутствовать на поле, то в клубе стали оставлять даже средних игроков. Часть экспертов назвала такую картину «мажорным диктатом».

Действительно талантливые мальчишки-самородки при платной схеме занятий в спортшколах стали большой редкостью. Часто до клубов они не дорастают по экономическим причинам — за все платят родители. Спонсорство же со стороны футбольных клубов крайне ограниченное. Перед футбольным бизнесом не стоит вопрос выбора: вложиться в детские школы или купить готового «легионера». Спонсирование ДЮСШ — это очень длинные деньги, а российская экономическая конъюнктура не предусматривает долгосрочных вложений ни в одной сфере.

Что касается политической составляющей российского футбола, то она перевернута с ног на голову. В западных странах футбол мобилизует людей, поднимает национальный дух. Электоральная роль западного фанатского сообщества сильна и стабильна.

Российский футбол искусственно, только медийными средствами, накачивается позитивным компонентом. Население, судя по соцопросам, относится к футболу, как к бизнесу, который выгоден только тем, кто им занимается. Снятые фильмы о футболистах советского времени были настолько по-антисоветски идеологически окрашены, что эмоциональное отношение к конкретному фильму переносилось на футбол вообще.

Регулярные скандалы с участием российских футболистов каждый раз поднимают вопросы социальной справедливости по причине резкого контраста высоких заработков игроков на фоне многолетней непрофессиональной игры. Разоблачения коррупционных схем судейства, «матчи-договорняки», позорные поражения — вот основной информационный фон российского футбола с соответствующей эмоциональной окраской.

На фоне экономического кризиса сокращаются бюджеты клубов: нет рекламных вливаний, нет стадионных сборов. По этой причине в российских клубах следует ожидать появления «легионеров» сомнительного «качества», что не обещает яркой игры ни внутри страны, ни в зарубежных матчах.

Как социальная группа российские футбольные фанаты не имеют авторитета в социуме, поскольку связаны с институтом обладающим низкой репутацией — скандальным российским футболом. В этой связи фанаты российских футбольных клубов не представляют для политиков весомой значимости. Более того, вероятность получить урон для политической репутации после очередного околофутбольного скандала или разоблачения весьма велик.

Некоторые выводы

Футбол является самым политически зависимым и политически значимым видом спорта. Связано это с тем, что социальные группы, которые изначально были вовлечены в футбол, представляют и поныне ведущую электоральную силу.

Влияние новых политических настроений непременно находит отражение в футболе вплоть до изменения правил игры. Это касается как классических национальных споров, так и новых политических течений ЛГБТ и BLM.

В Европе сила политического влияния футбольной индустрии используется регулярно политиками разных уровней в течение многих лет. Главный объект политического влияния — это фанатская субкультура.

Мировая футбольная индустрия и политическая власть в Европе управляются одними и теми же средствами — инструментами медийной сферы и финансовой составляющей.

Российский футбол не имеет серьезного статуса в российском социуме. Поэтому фанатская субкультура в России не является электоральной силой.

Коммерческая основа современного российского футбола перенаправляет финансовые потоки клубов от спортивных школ к спортивным агентствам для «закупа» «легионеров». Перспективное развитие российского футбола в сегодняшних условиях невозможно, так как слабые позиции в мировых турнирных рейтингах футбольных клубов мало влияют на финансовые потоки российских футбольных организаций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»