Госдолг США. Факты и мифы

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Важно отметить, что с начала 90-х годов прошлого века в США государственные органы начинают постепенно отходить от оперирования абсолютными значениями государственного долга. Все шире начинают публиковаться относительные значения – соотношение объема ВВП США и суммы долга. Еще Билл Клинтон столкнулся с тем, что сокращающийся госдолг страны – это хороший козырь при построении экономических прогнозов. Но реальное сокращение значений – слишком большой труд всех государственных и финансовых структур. За последний век абсолютное сокращение американского госдолга наблюдалось только четыре года – с 1947 по 1951 гг.

Следует помнить, что экономика США «должна» показывать положительную динамику для формирования устойчивых и «полноводных» притоков средств инвесторов в глобальном масштабе.

Таким образом, в конце ХХ века было принято решение «сократить» размер госдолга США через публикацию данных относительно ВВП. Во многом эти меры позволили закрепить за Клинтоном репутацию президента США, при котором (с 1993 по 2001 гг.) госдолг вырос только на 36%.

Для справки. Начиная с 1969 года ни один президент США не сокращал госдолг страны в абсолютном выражении. Рост при Никсоне (1969-1974 гг.) составил 34%, при Форде (1974-1977 гг.) – 39%, при Картере (1977-1981 гг.) – 44%, при Рейгане (1981-1989 гг.) – 184%, при Буше старшем (1989-1993 гг.) – 54%, при Клинтоне (1993-2001 гг.) – 36%, при Буше младшем (2001-2009 гг.) – 93%, при Обаме (2009-2017 гг.) – 78%.

Цифры номинальные и цифры натуральные

При «привязывании» госдолга к объему ВВП возникла проблема, решение которой помогало «убить» двух зайцев сразу. А именно – нужно было разработать методики расчета, которые бы «ускорили» рост ВВП. Чем больше ВВП, тем меньше относительное значение госдолга.

И рост ВВП США не заставил себя ждать. Только с 2015 по 2020 годы значение выросло с 15 трлн до 19 трлн долларов. Но рост номинального ВВП в США не предполагает улучшение общего благосостояния граждан. Об этом говорят многие данные.

Вот данные о занятости в США. 2000 год – 138,3 млн человек, 2019 год – 149,8 млн человек, что на выше на 8%. Население же выросло за тот же период с 282,2 млн до 328,9 млн человек, т.е. на 16%.

По данным сайта www.shadowstats.com вся официальная статистика в США ориентирована на завышение и объема и темпов роста ВВП. С другой стороны показатели роста индекса цен почти всегда занижаются.

Так ФРС США (Federal Reserve System) при анализе инфляционных показателей использует данные по росту потребительских цен. Согласно этим данным цены выросли всего на 54% за два десятилетия.

Однако, по данным того же федрезерва, рост цен на жилую недвижимость приблизился к 200%. Новые автомобили стали дороже на 100%. Исходя из приведенных данных, можно сделать вывод, что инфляция равная 54% – сомнительный показатель.

«Натуральные» показатели из того же источника показывают, что с 2000 по 2019 гг. количество разрешений на строительство частной жилой недвижимости (building permit), а в США 80% недвижимости – это частные домовладения, мало изменилось несмотря на шестнадцатипроцентный рост населения. В 2000 году было выдано около 1,76 млн, в 2019 – около 1,66 млн лицензий на строительство.

Автомобильный рынок тоже имеет характерные черты. Продажи 2000 года – 17,4 млн, продажи 2019 – 17,6 млн штук новых авто. Как видно – разница малозаметна. И подобная динамика особенно контрастирует на фоне данных по приросту населения и росту ВВП за аналогичный период.

Собственно в США акцентирование внимания на вышеуказанных разночтениях с официальными данными по росту ВВП, объему госдолга, инфляционному индексу и т.п. причисляется к занятиям конспирологией. Хотя еще в 1970-х годах экономисты в Америке не стеснялись говорить о двузначных значениях инфляции.

Инфляционный рост ВВП США

В послевоенные времена американские власти считали, что проинфляционный рост экономики лучше безработицы среди молодежи или национальных меньшинств. В конце 60-х годов, потенциал послевоенного роста иссяк, конкуренция с СССР обострялась, идеологическое противостояние было не в пользу «американской мечты». А столкновения и беспорядки на улицах были гораздо масштабнее нынешних.

И американская элита взяла курс на увеличение экономического роста за счет инфляционного фактора. Частью такого решения были нефтяные кризисы 1974, 1979 годов. В результате роста цен на нефть западный мир начинал платить больше за ресурсы арабским странам-нефтедобытчикам. А те, в свою очередь, активно вкладывались в американскую экономику путем инвестиций и покупки товаров производства США. Стимулирование экономического роста продолжалось.

Любопытны следующие цифры. В 1968 году, накануне поворота к инфляционному росту, ВВП США составлял 968 млрд долларов, а уже в 1991 году вырос до 6,2 трлн долларов. Такой темп роста ВВП, который наблюдал весь мир, оказывал политическое и психологическое воздействие. В странах соцлагеря начали активно задумываться об ускорении развития экономики, а то и отказа от социалистической модели вообще.

Сегодня уже понятно, что рост ВВП США сопровождался активным стимулированием спроса через сплошное и многоуровневое кредитование домохозяйств и сокращение накоплений населения. Важно отметить, что шестикратный рост ВВП США сопровождался ростом цен в 3,5 раза. Т.е. реальный «натуральный» рост был всего в 1,5-2,0 раза.

Если отразить на одном графике рост цен, рост производительности труда и рост населения, то будет заметно, что в период 70-х годов инфляционная компонента была самой значимой. В этот же период рост занятости и рост производительности труда были близки к нулевым и даже отрицательным значениям. Десять лет, все 70-е годы элита США «продавала» всему миру выгодность инфляционного роста ВВП. В конце 1970-х годов стало очевидным, что рост экономики в инфляционной парадигме уже опасен. Особенно это было заметно при сравнении покупательной способности американского доллара и японской йены или немецкой марки – девальвация была почти двукратной. Относительно золота доллар подешевел в 20 раз.

Квазидефолты США

Некоторые экономисты считают, что экономика США была как минимум два раза близка к дефолтному состоянию. Речь именно о выборочном дефолте. Первый такой эпизод имел место в 1933 году, когда США отказались платить по облигациям «Liberty bond», выпущенным в период вступления США (1917-1918 гг.) в Первую мировую войну. Под эти ценные бумаги правительство США заняло сумму в размере 28% ВВП. Сегодня эта было бы около 2 трлн долларов. В момент выпуска эти облигации были привязаны к золоту.

Но в 1933 году США провели реструктурирование стоимости этих облигаций путем изменения курса доллара и сроков выплаты. Проще говоря, президент Рузвельт изменил золотой стандарт для доллара почти вдвое. Таким образом, держатели «Liberty bond» получили в два раза меньше средств, чем рассчитывали. Подобную реструктуризацию контрактно-договорных обязательство можно считать дефолтом.

Затем, в 1968-1971 гг. правительство США решило вообще отменить золотой стандарт для своей валюты. Собственно официальный отказ от золотого стандарта был провозглашен президентом Никсоном позже. Но до этого США настойчиво затягивали выплаты по обязательствам с привязкой к золоту, категорически отказываясь от обмена долларов на золотой эквивалент.

В результате отмены золотого стандарта для доллара и по итогам инфляционного роста ВВП США инвесторы недополучили прибыль. Так, вложившиеся в 1968 году в «десятилетние» долговые обязательства получили в 1978 только 50% стоимости. А те, кто тогда же купил «двадцатилетние» – получил в 1988 году только 29% стоимости.

В состоянии такого «квазидефолта» США продолжали занимать деньги у государств. Альтернативой для «несговорчивых» союзников были нестабильные политические и экономические перспективы с ведущей западной ядерной державой. Сегодня ситуация повторяется, только на более общем и мало контролируемом уровне – американцы просто грозят санкциями тем государствам, которые сокращают свои вложения в американские ценные бумаги.

Отдельные экономисты считают, что регулярные приостановки работы правительственных организаций – шатдауны (government shutdown) – тоже можно считать дефолтными проявлениями. Во время этих приостановок правительство задерживает платежи по бюджетным расходам (выборочно) на срок от одного до трех месяцев.

Ранее уже упоминалось, что относительные значения госдолга США начали широко распространяться в СМИ и в аналитических правительственных обзорах только в президентство Клинтона. Так вот именно во время одного из «шатдаунов» команда Клинтона аргументировала перед конгрессом целесообразность отказа от работы с абсолютным значением американского госдолга и необходимость к оперированию только относительными значениями.

Необременительный госдолг

В США бюджеты штатов почти не зависят от федерального бюджета правительства. Если в РФ существуют регионы, бюджеты которых более чем на половину наполняются «из центра», то США такого нет. Муниципальные образования и собственно штаты являются финансово независимыми структурными единицами. Этим объясняется то, что долг штатов и муниципалитетов перед правительством США составляет не более 1,5-2,0 трлн долларов. Чаще всего на местном уровне бюджетные дефициты невелики. А в собственности штатов и муниципалитетов находится вся инфраструктура – от дорог до водохранилищ. Это и есть активы США. Принадлежат они не правительству.

В Великобритании же, например, как и в РФ, большая часть инфраструктурных объектов входит в число активов собственно федерального правительства.

Почему же правительство США не обеспокоено ростом госдолга? Ответов на этот вопрос может быть несколько.

1. Долг США не самый большой среди развитых государств и на 2020 год составляет 135% ВВП. Госдолг Японии – 240% ВВП, а долг Великобритании в конце XIX века составлял 170-200% от ВВП. Отсюда может происходить уверенность, что еще есть возможность наращивать обязательства.

2. Долговые обязательства США взяты под исторически минимальные проценты. При существующем росте ВВП выплаты по этим бумагам не будут обременительны.

3. США уже давно диверсифицировали всех своих кредиторов. 29% госдолга держат собственно же американские правительственные структуры – ФРС (близкая к правительству США, но не государственная структура), государственные пенсионные фонды.

Среди иностранных держателей госдолга США даже крупнейшие не являются ключевыми. Китай и Япония в совокупности кредитовали не более чем на 1,5-2,0 трлн долларов из 27 трлн. Весь остальной долг «размазан» по миру тонким слоем. Элиты США прекрасно балансируют между кредиторами, не собираясь никому отдавать предпочтение и держа «на санкционной мушке» каждого кредитора.

Таким образом, США намерены без серьезных потрясений пережить и нынешний кризис. Сценарий заморозки по выплатам возможен еще 5-7 лет даже при условии равномерного роста госдолга. Следует помнить, что инфляционная составляющая ВВП может быть увеличена до 5-7% в год. Это также снизит риск обременительных выплат при условии более медленного, чем инфляция, наращивания обязательств.

2020 год показал, что США, как должника, не выгодно «топить» никому. Каждый кредитор, который будет слишком настойчив в требованиях, будет одернут остальными кредиторами. Ведь никому не хочется быть последним кредитором США, которому ничего не останется.

Рискованные составляющие госдолга

Есть в структуре госдолга США и еще ряд весьма рискованных элементов. Первый из них – это ипотечные облигации. 80% этих облигаций выпускается тремя корпорациями с государственным участием. И если коронакризис затянется, то начнутся массовые банкротства домохозяйств и обвал цен на жилье. Что при этом будет с рынком ипотечных облигаций и ипотечными корпорациями не предскажет никто. В том же 2008 году именно правительство США оказало помощь таким агентствам, влив в них сотни миллиардов долларов. А тогда объем проблем был несколько меньше нынешнего. Сегодня общий рынок ипотечных облигаций равен 16 трлн долларов, из них на государственные агентства приходится до 14 трлн. Формально государство вложилось в капитал этих агентств без «лишних» обязательств. Подобный подход является некоторой страховкой для правительства, поскольку позволяет объявить выборочный дефолт в случае объемного ипотечного кризиса.

Конспирологи утверждают, что ипотечный кризис 2008 года был инспирирован с целью оценки последствий возможного выборочного дефолта на основе ипотечных обязательств.

Второй «темной лошадкой» госдолга США является федеральная корпорация по страхованию депозитов (Federal Deposit Insurance Corporation). Данная структура гарантирует вкладчику выплату 250 тыс. долларов на 1 человека на 1 банк. В 2020 году дефицит в системе страхования вкладов составляет всего 125 млрд долларов. Однако только банковские депозиты домохозяйств в США составляют около 11 трлн долларов, что уже ощутимо. Неизвестно, будет ли федеральное правительство вкладываться в спасение банков в случае экономического катаклизма. Или же объявит выборочный дефолт по страхованию депозитов без помощи банкам.

Характерно, что кредиторы известного банка Lehman Brothers после выплат вкладчикам гарантированных сумм, получили только 20 центов на вложенный доллар спустя целых 10 лет. Это был банк с высочайшими кредитными рейтингами. Когда-то, при уже упомянутом кризисе 1933 года (по облигациям «Liberty bond») правительство допустило закрытие 40% банков в стране.

Еще один аспект финансовой политики правительства США – социальные расходы. Крупнейшие из них – это расходы в системе здравоохранения, в сумме около 1,3 трлн долларов. Далее идут по объему расходы на пособия, пенсии госслужащим, в сумме около 1 трлн долларов. Если правительство резко сократит расходы по этим статьям, то будет сокращен бюджетный дефицит и остановится наращивание госдолга. Впрочем, как и в случае с реформой «Obamacare», правительство может организовать новые виды налогов.

Что касается наличного доллара, то его зависимость от правительства США и американских банков весьма условна. Наличных долларов выпущено всего 2 трлн. Они строго контролируются по номерам купюр и поэтому легко могут быть лишены своего содержания, если вдруг правительство США посчитает именно конкретные доллары неправильными.

Некоторые выводы

В своем современном состоянии госдолг США не является критичным и мало влияет на лидерство США в мире. Являясь эмитентом мировой резервной валюты США может позволить себе «обложить» налогом все экономики мира, что удержит на плаву нынешние элиты еще на долгие годы и в экономическом, так и в политическом аспектах. Главные кредиторы правительства США – собственно государственные или «окологосударственные» структуры. Иностранные государства не могут сколько-нибудь критично повлиять на устойчивость экономики США через требования по выплатам. История показывает, что правительство США допускает «квазидефолты», снижая долговую нагрузку в одностороннем порядке. Завышение параметров роста ВВП США делает относительные значения госдолга некритичными для того, чтобы как-то ограничить интересы инвесторов в глобальном масштабе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»