Сегодня 23 января, 2021

Edit

последние
новости

Итальянские рыбаки рассказывают о своем опыте нахождения в ливийских тюрьмах

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

После содержания в ливийских тюрьмах, экипажи двух итальянских рыболовецких судов, захваченных ливийской береговой охраной в сентябре, были освобождены незадолго до Рождества. Вернувшись домой, они рассказывают о своем испытании. Репортаж от Об этом стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM.

В восточной части Мазара-дель-Валло, крупнейшего рыбацкого порта Италии, стоит малоизвестный мемориал с надписью  “Омару аль-Мухтару, герою независимости. Во имя дружбы с ливийским народом”.

Расположенный на кольцевой развязке, ведущей к африканской авеню, и обращенный к морю, этот скромный и неприметный каменный памятник в последнее время стал причиной ряда саркастических замечаний некоторых местных жителей. “Я велел мэру избавиться от этого камня”, – говорит Игнацио Бономо, чей отец Джованни вернулся домой за пять дней до Рождества после 108 дней заключения в ливийском прибрежном городе Бенгази.

Джованни Бономо является одним из 18 рыбаков, захваченных ливийской береговой охраной 1 сентября во время плавания в международных водах, над которыми Ливия незаконно расширила свою юрисдикцию, чтобы позволить ей контролировать район, богатый высоко ценимой красной креветкой.

В прошлом итальянские рыболовные суда часто попадали в подобные инциденты, но на этот раз рыбаков держали в качестве политических заключенных.

Слезы радости и облегчения

Бономо и его товарищи-рыбаки отплыли обратно в Мазара-дель-Валло на своих лодках “Мединея” и “Антартида”, захваченных и разграбленных ливийцами более трех месяцев назад. Огромная толпа собралась, чтобы приветствовать их возвращение домой. “Когда мы прибыли на пристань, и я увидел всех людей, ожидающих нас, я плакал весь день”, – говорит он.

Рыбаки были освобождены 17 декабря, после того как премьер-министр Италии Джузеппе Конте и министр иностранных дел Луиджи Ди Майо вылетели в Бенгази , чтобы встретиться с Халифой Хафтаром, военным диктатором, контролирующим Восточную Ливию. Хафтар добивается международного признания и хочет быть включенным во внешнюю политику Италии в отношении североафриканской страны. Но Рим, как и другие европейские страны, официально имеет дело только с соперничающим правительством ООН в Триполи.

Вопросы об условиях освобождения

Ди Майо заявил, что освобождение рыбаков было обеспечено, и никто ничего не давал взамен ливийцам. Он отверг вопросы об условиях освобождения, подчеркнув: “Это результат работы нашей внешней разведки и дипломатии”.

Как пишет панарабский журнал “Ашарк аль-Аусат”, хорошо информированные ливийские источники утверждают, что было достигнуто соглашение о выдаче четырех ливийцев, осужденных по обвинению в торговле людьми в Италии, в обмен на рыбаков”. Однако и адвокат рыбаков, и итальянский прокурор, занимающийся их делом, отрицают это.

Во время записанного телефонного разговора бывший премьер-министр Сильвио Берлускони сказал Марко Марроне, владельцу Medinea, что президент России Владимир Путин способствовал освобождению, оказав свое влияние на Хафтара.

Чтобы прояснить ситуацию, итальянский парламентский комитет по безопасности Республики (Copasir), который курирует спецслужбы страны, заявил, что проведет аудит Конте, ди Майо и главы внешней разведки в январе 2021 года.

Последствия травматического опыта

«Что бы ни случилось, я дождалась их освобождения, прежде чем украсить елку. Я счастлива, но борьба еще не закончена”, – говорит Розария Асаро, она признается, что ее муж Джованни говорит во сне о ливийских охранниках, которые психологически оскорбляли его.

Во время задержания рыбаки содержались в четырех разных тюрьмах. Бономо вспоминает одну ночь: “Посреди ночи нас выпустили из камеры и посадили рядом, лицом к стене. Они направили на нас пистолеты, и я подумал, что они собираются убить нас. Потом они поливали нас из шланга, чтобы вымыть”.

Тем не менее, он знает, что был привилегированным по сравнению с другими заключенными. “Однажды они избили ливийца дубинками и камнями и заставили его слизывать еду с пола”, – говорит он. Бономо подумал, что в какой-то момент он и его товарищи-рыбаки будут подвергнуты такому же обращению.

Он говорит, что некоторые из них были близки к срыву, добавляя, что один из группы “нервно ходил взад и вперед по камере. Он угрожал покончить с собой, выпив отбеливатель, который нам дали, чтобы промыть дыру в полу, которую мы использовали в качестве туалета”.

Ужасные условия

Санитарные условия были достаточно плохими, также у рыбаков не было нормальных кроватей до нескольких дней до их освобождения. – У нас были такие грязные одеяла, что от них приходилось держаться подальше. Я получаю обезболивающие инъекции для ног после того, как спал на полу в течение нескольких месяцев”.

Заверения итальянского правительства об условиях содержания рыбаков, по-видимому, не соответствовали действительности, но неясно, что на самом деле правительство знало о них.

Несмотря на то, что их дело попало в заголовки газет по всему миру, Ибрагима Сарр только несколько дней назад сообщил своему отцу в Сенегале, что он был заключен в тюрьму в Ливии более трех месяцев назад. – Я сказал ему, что все кончено, но не стал вдаваться в подробности случившегося. Он стар, и я не хочу его беспокоить”, – говорит он. Вместо этого он подробно поговорил со своей сестрой, которой он прислал видеозаписи из прессы, сообщающие об этом деле.

Он живет в Италии с 2015 года, после того, как когда совершил незаконную миграцию на лодке из Ливии. «Тогда там со мной ничего не случилось. В то время я не знал, что происходит в этой стране. В Сенегале я никогда не видел ополченцев или кого-то, кто истекал кровью в результате пыток. Но в тюрьме Эль Куэфии (возле Бенгази), я видел все”.

Никакой передышки

Для него не было никакой моральной передышки в течение его 108 дней в заключении. – Это было ужасно. Каждый день я думал, что умру”. Он много раз спрашивал охранников, когда его освободят, но не получал ответа. Это означало, что, несмотря на все его старания, отвлечься было нелегко.

“От ливийских пленных мы получили футболку с нарисованной на ней шахматной доской, чтобы играть в шашки, используя пластиковые колпачки в качестве пешек. Но когда пришли охранники, мы убирали их или притворились спящими, потому что боялись, что они рассердятся”.

Теперь Сарр понимает, что его поездка через Ливию в 2015 году могла быть гораздо хуже, но он еще не полностью осознает геополитическую ситуацию, из которой он сбежал на прошлой неделе.

В 2017 году Италия подписала соглашение с Ливией о прекращении незаконной иммиграции и с тех пор потратила более 22 миллионов евро (27 миллионов долларов) на ливийскую береговую охрану, обеспечив обучение персонала и закупив дюжину патрульных катеров. Но ливийские власти продолжают нарушать права мигрантов, и те же самые патрульные катера использовались для захвата итальянских рыбаков.

Прикованный к темноте

Хабиб Матлути считает, что последней тюрьмой, где он содержался, была военная база Тарик ибн Зияд, расположенная где-то за пределами Бенгази. Он не видел дороги, пока его переводили. Его камера была номер 40, и, как и другие, она была специально предназначена для психологических пыток заключенных. – Она была весь выкрашена в черный цвет, без окон, только вентиляционное отверстие на крыше. Было совершенно темно”.

Дверь была открыли в первый раз только после 25 дней заключеия. За это время он принял душ всего три раза. Он считает, что до прибытия в эту тюрьму он, возможно, содержался в несколько лучших условиях, чем другие, потому что в качестве повара на “Мединее” его иногда посылали помогать на кухне предыдущей тюрьмы.

Пытаясь подставить рыбаков, люди Хафтара сначала сделали вид, что нашли пакеты с наркотиками на захваченных судах, и попытались заставить рыбаков подписать ложное признание. “Я был вынужден подписать некоторые бумаги, но я не мог их прочитать”, – объясняет Матлути. В подобных обстоятельствах других рыбаков обманом заставляли трогать фальшивые пакеты с наркотиками, чтобы они оставили на них свои отпечатки пальцев.

Но дальше было еще хуже: “Однажды они посадили меня в изолятор на несколько часов, и я не знаю, почему. Охранники были накачаны наркотиками”.

Теперь, однако, Матлути совершенно спокоен, хотя его ум возвращается к тому времени, когда он был в заключении, когда он был один. После отдыха он хочет вернуться к морю, хотя никогда не вернется в неспокойные воды у берегов Ливии: “Я бы никогда туда не вернулся. Даже за тысячи евро. Вместо этого я буду работать ближе к Мальте или Тунису”.

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

другие новости

Трамп-младший после блокировки отца в Twitter перешел на мессенджер Telegram

Трамп-младший после блокировки отца в Twitter перешел на мессенджер Telegram

Сын бывшего главы Белого дома Дональд Трамп-младший поведал о достоинствах мессенджера Telegram, созданного программистом и предпринимателем Павлом Дуровым, сообщает информационно-новостной...