Какую роль сыграл боливийский литий в перевороте против бывшего президента Боливии Эво Моралеса?

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

По сей день то, что произошло в Боливии со дня выборов 20 октября 2019 года до изгнания Моралеса 12 ноября того же года, является крайне поляризованной темой, причем некоторые утверждают, что политический кризис был народным восстанием, чтобы остановить мошенническое переизбрание Моралеса, а другие указывают на более зловещую схему, совершенную иностранными игроками, считает португальский журнались Хорхе Антонио Роча.

Специально для своих читателей EVO-RUS.COM представляет эксклюзивный пересказ статьи.

24 марта этого года президент Боливии Луис Арсе вместе с президентом Мексики Андресом Мануэлем Лопесом Обрадором провел ежедневную утреннюю пресс-конференцию в Национальном дворце в столице Мексики.

Два лидера вспомнили о политических потрясениях, которые развернулись в Боливии в конце 2019 года, которые многие охарактеризовали как насильственный военный переворот, положивший конец 14-летнему переизбранию правительства президента Эво Моралеса.

На совместной пресс-конференции Арсе поблагодарил Мексику за поддержку после предоставления убежища Моралесу после ответных мер временного правительства, осудив тех, кто спровоцировал насильственный переворот, в результате которого многие сторонники Моралеса были жестоко убиты военными и членами партии “Движение за социализм” Моралеса, преследуемой правой оппозицией.

Эво Моралес был впервые избран президентом Боливии еще в 2005 году, а его политическая партия MAS получила большинство в обеих палатах Конгресса.

Президент – социалист страны, 60% населения которой составляют коренные жители, прославился революционной экономической и конституционной политикой. Признавая разнообразие коренных народов Боливии, Моралес стал лидером многонациональной страны.

С 2006 по 2018 год в Боливии наблюдался значительный экономический рост, в отличие от остальной части региона, а ее ВВП постоянно превышал средние показатели по Латинской Америке.

Уровень безработицы снизился с 7,7% до 4,4% в 2008 году. Кроме того, правительство Моралеса ежегодно проводило встречи с профсоюзами для обсуждения заработной платы. За время его полномочий минимальная заработная плата в Боливии выросла на 140%, пишет автор.

Моралес руководил стабильной экономикой, высокими инвестициями и контролируемой инфляцией. Его хваленая экономическая стратегия позволила правительству вкладывать значительные средства в программы социальной помощи для справедливого перераспределения богатства.

Более 5,8 миллиона боливийцев получили прямой денежный депозит от правительства. Благодаря этим программам государственной помощи, которыми воспользовалось около 50% граждан, Моралес вдвое сократил уровень бедности и крайней нищеты.

Отбыв у власти три срока подряд, Моралес добивался переизбрания в выборах 2019 года. Решение вызвало споры со стороны оппозиции, недоброжелатели обеспокоены тем, что станут свидетелями того, как правительство одного человека цепляется за власть.

Однако Конституционный суд постановил, что отказ Моралеса баллотироваться на четвертый срок подряд является неконституционным и недемократическим.

20 октября в Боливии прошли выборы. Для победы, Моралесу было необходимо набрать 50% голосов, чтобы иметь 10% -ое преимущество над своим оппонентом Карлосом Месой. В противном случае, выборы должны были перейти ко второму туру, за результатами которого будет следить Организация американских государств (ОАГ).

ОАГ – это автономный орган, который обеспечивает посредничество в нескольких странах Латинской Америки для наблюдения за всеми демократическими процессами. Но несколько левых администраций в регионе критикуют его проамериканскую повестку дня.

Следуя рекомендациям ОАГ, в Боливии была внедрена система быстрого подсчета, после чего был объявлен официальный юридически обязательный подсчет.

Согласно отчету Центра экономических и политических исследований (CEPR) о роли ОАГ в выборах в Боливии, быстрый подсчет призван обеспечить “быстрый, но неполный и не окончательный результат”.

Первоначальный быстрый подсчет с 84% подсчитанных бюллетеней дал Моралесу 46% голосов и Меса 38%, то есть разница была, примерно, в 8 процентных пунктов. На этом этапе избирательные органы решили прекратить подсчет голосов, а оппозиция и СМИ осудили это решение.

Однако избирательные органы не только объявили, что они прекращают подсчет после того, как 80% бюллетеней для голосования будут подсчитаны более чем за неделю до проведения выборов, но и что быстрый подсчет на предыдущих выборах никогда не достигал 100% до его остановки, пишет автор.

После того, как оппозиция и ОАГ заставили избирательные органы возобновить быстрый подсчет голосов, результаты с 96% подсчитанных голосов дали Моралесу преимущество в 47% по сравнению с 37% Месы. Таким образом, Моралес получил 10% голосов, необходимых для победы на президентских выборах.

Именно в этот момент выборы были обвинены в фальсификации, а победа Моралеса поставлена под сомнение.

21 октября в пресс-релизе ОАГ осудила результаты выборов, намекнув на фальсификацию результатов и выразив «глубокую озабоченность и удивление».

Моралес предложил провести международный аудит результатов с приглашением к участию ОАГ и иностранных правительств, дав понять, что он будет соблюдать выводы международного аудита. Однако Меса отклонил аудит, потребовав аннулировать официальные результаты.

В последующие дни беспорядки в Боливии по поводу результатов выборов росли в геометрической прогрессии, столкновения между противниками и сторонниками Моралеса завершились насилием и смертью.

За несколько дней до изгнания Моралеса демонстранты дошли до того, что сожгли пять из девяти избирательных трибуналов, а люди спасались бегством, чтобы не быть сожженными заживо.

В гневе противники президента (МАС) сожгли флаг Wiphala – эмблему различных коренных боливийских общин в Андах. Группы гражданских столкновений позже превратились в военизированные группы, которые преследовали сторонников МАС, прибегая к актам насилия, таким как избиения и преследования, с поджогами домов известных политиков.

10 ноября командующий полиции Юрий Кальдерон и командующий вооруженными силами генерал Уильям Калиман «предложили» Моралесу уйти с поста президента.

В этот момент министр иностранных дел Мексики Марсело Эбрард осудил «военную операцию» по свержению Моралеса и предложил ему политическое убежище.

На пресс-конференции Моралес и его вице-президент Альваро Гарсия объявили, что они сдадут свои позиции, призывая к прекращению насилия и обращаясь к агрессорам. Свергнутый президент сказал, что «вы хотите отомстить Эво и Альваро, а не нашим семьям».

12 ноября Моралес прибыл в Мексику. Тем временем оппозиционный сенатор Жанин Анез объявила о своем временном президентстве, отклонившись от линии преемственности и без одобрения Конгресса.

У дверей Национального дворца Анез объявила, что «Библия возвращается во дворец».
Пока Моралес находился в изгнании в Мексике, Боливия переживала насильственный переход от экономической и социальной стабильности к постоянным гражданским столкновениям с вооруженными силами с фатальными последствиями.

В городах Сакаба 15 ноября и Сенката 19 ноября вооруженные силы открыли огонь по, якобы невооруженным демонстрантам, маршировавшим в поддержку своего свергнутого президента. По меньшей мере, 18 человек были убиты полицией и военными.

Во время политического кризиса со дня выборов, как сообщается, в общей сложности, 36 мирных жителей были убиты, а Анез в качестве временного президента издала указ, в котором любые военные действия по сдерживанию уличных протестов были названы самообороной, в результате чего солдаты безнаказанно применяли чрезмерную силу.

Заявления о мошенничестве, инициированные ОАГ, подпитали дискурс, оправдывающий насильственное изгнание Моралеса, когда высокопоставленные политики США хвалят действия вооруженных сил и признают Анез президентом Боливии, считает автор.

Майк Помпео, бывший директор ЦРУ и госсекретарь в администрации Трампа, похвалил президентство Анеза и смещение Моралеса.

«Соединенные Штаты аплодируют сенатору Боливии Джанин Анез за то, что она заняла пост временного президента государства, чтобы вести свою страну через этот переходный период к демократии», – говорится в заявлении Помпео.

Но, как пишет журналист, согласно отчету CEPR по этому поводу, обвинения в мошенничестве были не только надуманными, но и явно сфабрикованными.

Обвинения ОАГ были сосредоточены на «необъяснимом» изменении в развитии схемы голосования, утверждая, что голоса Моралеса ощутимо выросли после возобновления быстрого подсчета голосов.

Однако в прошлом сельские и бедные районы Боливии активно поддерживали Моралеса. Эти регионы, которые медленнее передают данные, могли бы объяснить “изменение” тенденции, которое ставит под сомнение OAГ.

В отчете CEPR сделан вывод, что тенденция в обоих подсчетах «не изменилась с течением времени» и отражает «хорошо известные модели голосования», говоря, что заявления ОАГ были несостоятельными, поскольку организация не представила никаких доказательств в поддержку своих заявлений о мошенничестве.

Обвинения в мошенничестве, выдвинутые недоброжелателями Моралеса и администрацией Трампа, изображали народное восстание против коррумпированного авторитарного режима. Однако, поскольку эти утверждения оказались неточными, причины свержения Моралеса кажутся неясными, уверен автор. И что CEPR указывает, что США покрывают более 60% бюджета ОАГ.

Во время совместной пресс-конференции в марте с Лопесом Обрадором, Луис Арсе четко обозначил конечную цель переворота.

«Для нас было очевидно, что экономическая цель переворота заключалась в контроле над литием», – утверждал он.

Литий стал ключевым и стратегическим ресурсом для энергетического перехода во всем мире. Его использование стало решающим для глобального потребления, для питания компьютеров, смартфонов и электромобилей.

Согласно статье Николь Фабрикант и Брета Густафсона в журнале Bolivian Studies Journal «Политическая экономия газа, сои и лития в Боливии» за 2019 год, спрос на литий растет в геометрической прогрессии.

Он отметил, что продажи литиевых автомобильных аккумуляторов могут вырасти со 100 миллионов долларов в год до 100 миллиардов долларов.

В то время как США и Китай контролируют большую часть рынка и производства лития, владея своими месторождениями и передавая контроль над Латинской Америкой, Боливия имеет около 70% мировых запасов лития.

«Речь идет о контроле над ресурсом, который считается не столько из-за его экономической ценности, сколько из-за его важности для технологического развития. Очень важно гарантировать долгосрочные поставки лития для промышленных держав», – пишет автор.

Будучи одной из мировых держав, не контролирующих какие-либо месторождения, Германия совершила значительный прорыв, заключив историческое соглашение с правительством Боливии о разработке и индустриализации лития.

В отличие от Чили и Аргентины, которые обладают значительными ресурсами лития во всем мире, полезные ископаемые в Боливии никогда не эксплуатировались. После неудачной попытки сделать это в 1990-х годах Моралес сделал еще один шанс, используя столь желанный ресурс перед выборами 2019 года, уверен Хорхе Антонио Роша.

Накануне переворота сделка между государственной литиевой компанией Yacimientos de Litio Boliviano (YLB) и немецкой ACI Systems начала реализовываться. Через YLB начался первый этап эксплуатации лития, а технология извлечения его из недр уже разрабатывалась.

В дополнение к основному производственному предприятию, Боливия рассчитывала на пилотный завод по индустриализации лития для производства батарей – наиболее важных в регионе. Ни в Чили, ни в Аргентине нет полностью оборудованных объектов, таких как в Боливии, с соответствующими исследовательскими лабораториями и ресурсами.

Батареи пойдут на европейский рынок. Боливия получит технологии, необходимые для эксплуатации и промышленного производства лития, а Германия гарантирует их поставку.

Группы гражданского столкновения олицетворяли собой очаги жестокого восстания в лице оппозиции Моралеса со стороны департаментов Санта-Крус и Потоси – последние владеют значительными месторождениями лития в стране.

Гражданский комитет Потоси (COMCIPO) спровоцировал протесты и заблокировал основные торговые пути, потребовав от правительства Боливии расторгнуть сделку с немецкой компанией.

В беседе с автором статьи, президент COMCIPO Хуан Карлос Мануэль рассказал о блокаде гражданского комитета и демонстрациях с целью отмены соглашения.

Сделка с Германией стала центральной точкой критики COMCIPO в адрес правительства Моралеса, когда недоброжелатели из Потоси требовали более высоких гонораров за использование ресурса и искали более подходящую компанию для индустриализации лития.

Гражданские комитеты, которые, в основном, состоят из работников среднего класса, не представляют собой все департаменты, поскольку фермеры и коренные общины не входят в состав комитетов, таких как COMCIPO.

По словам Хуана Карлоса Мануэля, главный советник COMCIPO по литию, Хуан Карлос Зулета, предположил, что ACI Systems неадекватна и не имеет технологических и экономических ресурсов для реализации проекта индустриализации.

Зулета был советником крупных иностранных энергетических компаний и частных хедж-фондов, связанных с американским капиталом, и некоторые наблюдатели подвергли сомнению его опыт в реализации проекта такого масштаба.

В конце – концов, Моралес уступил давлению и отказался от сделки с ACI Systems. После изгнания и самопровозглашенного президентства Анез, Хуан Карлос Зулета стал главой YLB.

Позже Арсе заявит, что одной из центральных сторон, заинтересованных в боливийском литии, будет никто иной, как американский производитель Tesla, а его генеральный директор Илон Маск даже написал в Твиттере о ситуации в Боливии, заявив: «Мы совершим переворот… мы разберемся с этим!»

Роча считает, что для Соединенных Штатов очень важно, чтобы существовало такое правительство, как Боливия, которое определяет политику индустриализации и автономных технологий, что, согласно традиционной логике Соединенных Штатов, считалось риском. В конечном итоге Зулета будет уволен со своей должности.

«Стало ясно, что он [Зулета] скрывал, когда они осудили государственный проект, а также его отношения с американскими компаниями и американскими хедж-фондами», – сказал он.

Боливия в 2021 году
Спустя почти год после изгнания Моралеса, 18 октября 2020 года, Боливия пережила очередные президентские выборы. На этот раз Луис Арсе, министр экономики при Моралесе, был тем, кто выдвинул свою кандидатуру от «Движения за социализм».

Набрав 55% голосов, Арсе стал демократически избранным президентом Боливии, а Анес и Карлос Меса признали победу левых.

Моралес, который жил в Аргентине, вернулся на свою родину 9 ноября 2020 года после официального избрания Арсе, причем некоторые полагали, что Арсе – всего лишь марионетка Моралеса, а другие надеялись, что способный лидер объединит разделенную страну.

Тем не менее недавние выборы, состоявшиеся 11 апреля, стали открытием для партии MAS, когда оппозиция одержала победу над правящей партией в четырех департаментах, включая Санта-Крус, где победил лидер оппозиции Луис Фернандо Качо-один из главных зачинщиков свержения Моралеса в 2019 году.

По мнению Брета Густафсона, антрополога и исследователя, специализирующегося на Латинской Америке и Боливии, президентство Арсе может оказаться непростым, поскольку рычаги влияния и гегемония МАС над местными органами власти зависят от роялти, получаемого от экспорта природных ресурсов Боливии.

«Ресурсы природного газа истощаются, и Эво Моралес смог использовать эти ресурсы для поддержания экономической и политической стабильности, а ресурсы, которые ожидаются от лития, будут недоступны в ближайшее время», – сказал Густафсон.

Arce пообещал восстановить соглашение с ACI Systems, чтобы обеспечить экономическую стабильность, и это решение до сих пор вызывает критику.

“Мы очень удивлены, что Арсе хочет снова взяться за это дело. Что-то темное замышляют эти господа. Народ Потоси этого не допустит. С системами ACI этого не произойдет”, – сказал Хуан Карлос Мануэль, пообещав возродить старые протесты и столкновения.

Арсе все еще приходится иметь дело с внутренним разделением своей страны, обеспечивая при этом экономическую стабильность без антагонизма с гражданскими комитетами, которые были так непреклонны против Моралеса, а также предполагаемой роли иностранных правительств в выборах 2019 года, заключает автор.

«Я думаю, что США, будь то при Трампе или Байдене, все еще находятся под сильным влиянием очень хищнического видения внешней политики Латинской Америки. Над ними витает идея, что они должны иметь экономический, политический и/или, если это необходимо, военный доступ к любой части полушария”, – сказал он.

Автор книги «Боливия в эпоху газа» Брет Густафсон, антрополог и исследователь, специализирующийся на Латинской Америке и Боливии ставит под сомнение нынешнюю позицию США в отношении Боливии: нынешний госсекретарь Энтони Блинкен осуждает заключение в тюрьму бывшего временного президента Анез в марте, а официальные лица в Вашингтоне защищают ОАГ.

«И именно поэтому их поддержка ОАГ так сомнительна. Они хотят использовать ОАГ для усиления своей региональной гегемонии. Речь идет о влиянии и контроле», – добавил Густафсон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»