Китай и США при Байдене. Что было, что будет

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

В рамках регулярной большой пресс-конференции МИД КНР журналисты задали вопрос: «В мире многие страны и лидеры поздравили Байдена с победой. А что же думает Китай?», поскольку Китай занял выжидательную позицию, не признавая официально результаты выборов в США. Сам вопрос был несколько уничижительным. И ответ на него дал чиновник МИД КНР (близкий по должности к пресс-секретарю МИД РФ – Марии Захаровой) Ван Ваньбинь: «Китай уважает выбор американского народа. Мы выражаем поздравления господину Байдену и госпоже Харрис (Kamala Devi Harris)». С чем конкретно выражаются поздравления – с участием в выборах, с завершением выборов – уточнять не стали.

Более того, строгости китайского языка предусматривают обращение к человеку с указанием его статуса, с «социальной приставкой». В этом поздравлении не было такой приставки. Так китайские официальные лица заявили свою позицию в отношении победы Байдена на президентских выборах в США. Эксперты утверждают, что подобный формат обращения в поздравлении можно назвать дипломатичным унижением, указанием на сомнительный статус объекта поздравления.

2. Недружественные лица

Как отметили политологи, команда Байдена пока не пытается налаживать какие-либо связи с ведомствами Китая. Причина такого бездействия понятна, если вспомнить напряженные отношения Байдена и Председателя Си.

Китаисты вспомнят историю 2015 года с группой из гонконгских оппозиционных издателей. Группа из 5 ангажированных деятелей книгоиздательского бизнеса подготовила очередную книгу-пасквиль на Председателя Си. До этого вышла целая серия книг о высших китайских чиновниках от издательства «Цзюлюй». Этих оппозиционеров китайские спецслужбы в течение года вывезли из Гонконга в материковый Китай и осудили.

По мнению некоторых специалистов, наказав книжников, Председатель Си отомстил Байдену и его кураторам за крайне нелицеприятные высказывания о личности Си Цзиньпина. Следует напомнить, что совсем недавно, в феврале 2020 года, Байден на демократических дебатах назвал главу КНР «головорезом» и «организатором концлагерей для уйгуров».

3. Антикитайская «старая» новая гвардия

Си Цзиньпин последние четыре года активно проводил внутреннюю политику ослабления влияния «комсомольского» проамериканского политического блока. Обратного пути уже нет. А потому прежнего политического веса у либерального крыла китайского политического истеблишмента уже нет.

Представители Байдена будут искать контакты с администрацией КНР не столько со стороны блока «китайских комсомольцев» (наследники Председателя Ху Цзиньтао), а именно с единомышленниками Си Цзиньпина. Сегодня не ясно, как Байден будет сворачивать «торговую войну» с Китаем на волне взаимной неприязни. Или Китай не захочет выходить из состояния войны.

Тут следует уяснить, что Байден есть ставленник Обамы. Большинство членов администрации Байдена являются бывшими сотрудниками администрации Обамы. Это и Уильям Бернс (William Joseph Burns), и Мишель Флорной (Michele Flournoy), и Энтони Блинкен (Antony John Blinken), и Лиза Монако (Lisa Oudens Monaco), и Тамми Дакуорт (Ladda Tammy Duckworth), Эврил Хэйнс (Avril Dannica Haines) и сотрудники финансового блока. Байден сам практически не скрывает того, что возвращает политику Обамы как внутри США, так и на внешнеполитическом поле.

В свое время администрация Обамы вела тесное плодотворное сотрудничество со строительными корпорациями Китая. Строительный же сектор КНР связан с «китайским комсомолом», либеральным крылом элиты КНР. Сам Си Цзиньпин пришел к верховной власти в КНР на волне активного противостояния преемникам Ху Цзиньтао – «китайским комсомольцам». Первая волна чисток состоялась в период 2012-2014 гг., а вот вторая волна активно идет сейчас, в 2020 году. Под чистками следует понимать не только замену «комсомольцев» в региональных администрациях, в министерствах и ведомствах КНР. Больше 20 высших чиновников (министерства, администрации провинций) и около 2000 чиновников регионального и муниципального уровня были арестованы. Так Председатель Си устраняет наиболее либеральных союзников демократической партии США, последователей интересов Обамы в Китае.

От администрации Байдена с Китаем взаимоотношения будут строить с одной стороны «старая гвардия» Обамы, а с другой – малоопытные сотрудники. Чиновниками-женщинами, Мишель Флорной (министр обороны) и Эврил Хэйнс (нацбезопаснось), скорее всего, собираются прикрыть будущие серьезные авантюры.

Сам Джо Байден, человек пожилой и не совсем здоровый, также окажется ответственным за очень и очень большие потрясения в американской (читай – мировой) экономике, но своей репутацией обеспечит свою семью на несколько поколений вперед. А грядущие потрясения слишком уж очевидны от раздутых на фоне экстремальных ожиданий биржевых пузырей. Бенефициары от падения фондовых бирж ждут.

4. Внешняя политика сдерживания Китая

Ожидаемая внешняя политика США угадывается в предвыборных лозунгах демократов. Они касались сокращения бюджета Пентагона, сокращения финансирование военного присутствия США за рубежом. Но представлять демократов «голубями», а республиканцев «ястребами» ошибочно. За последние сто с лишним лет президенты-республиканцы развязали 33 конфликта, президенты-демократы – 23 войны. Но войны демократов – это затяжные кровавые бойни. Внешняя политика США мало зависит от того, кто сидит в Белом Доме.

Демократ Клинтон в 1999 году при бомбежках Белграда снес посольство КНР прямым попаданием ракеты. Скандал был большой. Напряжение в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море выросло так, что китайский истребитель протаранил американский самолет-разведчик. Впоследствии были выплачены взаимные компенсации.

Но это было в далеком 2001 году, когда китайский ВВП был сопоставим с итальянским. Сегодня уже не времена Клинтона и Цзян Цзэминя. Экономический потенциал КНР сегодня равен экономике США. И сегодня конфликты компенсациями не закончатся.

Претендент на должность главы Пентагона Мишель Флорной еще в администрации Обамы не раз заявляла, что КНР является одной из самых больших угроз для США. Во время предвыборной гонки 2020 года, она заявила, что ВМС США должны быть настолько сильны, чтобы потопить флот Китая за 72 часа. Подобные заявления будущего главы сильнейшей армии мира не добавляют миру стабильности. Кроме того, такие высказывания вступают в противоречия с намерениями сокращать военный бюджет.

Кто-то из военных экспертов считает, что стратегия сдерживания Китая будет осуществляться США с помощью мощного беспилотного воздушного флота, размещенного рядом с границами КНР. Такое перевооружение и смена тактического профиля военных конфликтов действительно может проходить на фоне сокращения бюджета, так как вливания в ВМС сократятся. Конечно, массовый удар беспилотного флота по инфраструктуре всех трех флотов Китая – это уже полноценная война. К такому развитию событий Китай сегодня готовится не только на уровне заявлений, но и путем создания мощной инфраструктуры для ответных действий в отношении Тайваня (плацдарм США). История военных конфликтов США демонстрирует готовность демократов действовать в военном отношении через союзников, республиканцы чаще применяют собственно ВС США.

Сценарий противостояния США и Китая во многом зависит от позиций Японии, Вьетнама, Южной Кореи, Индии. От того, как далеко эти страны готовы зайти при обострении отношений с Китаем зависит успех США.

Правительство Си Цзиньпина активно выстраивает новые экономические отношения с соседями. С Вьетнамом на протяжении последних лет заключен ряд соглашений, крайне выгодных для вьетнамской экономики. Это упрочит «антиамериканские» настроения в двух странах, особенно если вспомнить что делали американские военные на территории Вьетнама на рубеже 60-70-х годов прошлого века.

Конфликт близ Китая будет спровоцирован, по большинству сценариев, Тайваньской администрацией. В ходе конфликта Тайвань потребует «защитить свободный остров» от «недемократичного» Китая. Ввяжутся ли Токио и Сеул в гибридную войну против Пекина – это еще вопрос. А от их реакции зависит способ ведения войны ВС США у берегов Китая.

Япония и Южная Корея уже не первый год «переналаживают» новые экономические и политические связи. Совсем недавно новый премьер-министр Японии Ёсихидэ Суга встречался с главой Национального разведывательного агентства Южной Кореи Пак Чи Воном. Во время Второй мировой войны Япония нанесла колоссальный урон Корее. И память о зверствах японских милитаристов в Южной Корее жива. Добрососедство этих стран требует больших взаимных вложений в двусторонние отношения, как финансовых, так и гуманитарных.

Япония – лидер антикитайского влияния в регионе. Еще в 2015 году антикитайская риторика со стороны японских вооруженных сил (Силы самообороны Японии) была подкреплена официальным оглашением «Стратегии активной обороны» против Китая и Северной Кореи. Тогда же обострились споры вокруг необитаемых островов архипелага Сенкаку (Дяоюйдао). В самом Китае в тот год прошли многочисленные протесты с нанесением ущерба японским компаниям на территории страны.

С другой стороны, Индия, Япония, США и Австралия – страны QUAD (англ. Quadrilateral Security Dialogue – четырехсторонний диалог по безопасности) – начинают вести себя в тихоокеанском регионе как НАТО в Европе. QUAD не скрывает от мирового сообщества, что выступает в роли «демократического щита» с целью ослабить влияние Китая в Индийском и Тихом океане. Китай воспринял это «азиатское НАТО» всерьез и начинает «бить» экономическими санкциями по самому слабому участнику – Австралии. Одновременно министр иностранных дел КНР, Ван И, направился в середине ноября в Южную Корею для подготовки визита Си Цзиньпина.

Так китайцы строят стратегию по «Искусству войны» Сунь Цзы: не получается разрушить замыслы врага, начинай разваливать его союзы и только после этого разбивай его войска. Вот Китай и начал с самого слабого звена в цепи союзников США – с Южной Кореи.

5. Вмешательство во внутренние дела Китая

Продолжение торговой войны между США и КНР при Байдене, скорее всего, не последует. США могут начать уменьшение каких-либо пошлин и тарифов. Однако ответная реакция китайского правительства не будет зеркальной. Даже если Ли Кэцян, Премьер Государственного Совета КНР (является выходцем из Коммунистического союза молодежи Китая) найдет с Байденом общий язык и начнется снижение накала в торговой войне, частичное снятие санкций (от дискредитации китайских ученых в США до возобновления поставок микрочипов), то Китай заставят нарастить вложения в госдолг США. А это инвестиции с растущей долей риска.

По традиции, демократы во главе с Байденом потребуют от Си Цзиньпина очередных «доказательств» соблюдения прав человека в Китае. США продолжат в большем объеме поддерживать финансами проамериканские группы и НКО внутри Китая. Обострится вопрос с самоопределением уйгуров вплоть до создания новой организации на основе сторонников Исламского движения Восточного Туркестана. Опыт «накачивания» подобных организаций деньгами, информацией и поддержкой СМИ у США есть. Эрдоган от лица всех тюркоязычных народов выступит лидером общемировой поддержки уйгуров Китая. Это неизбежно приведет к волнениям в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где проживает около 25 млн человек.

Одним из новых дестабилизирующих факторов, расшатывающих внутреннюю стабильность в Китае, являются протестные группы в Автономном Районе Внутренняя Монголия. Группы требуют вернуть в местные школы преподавание на монгольском языке, которое было прекращено с началом нового учебного года. Можно не сомневаться, что при Байдене все подобные оппозиционные течения будут многократно усилены финансово и через СМИ.

Некоторые выводы

1. Администрация Джо Байдена продолжит в отношении Китая проводить политику усиления военного давления с одной стороны и снижения накала торговой войны с другой.
2. За четыре года президентства Трампа Председатель Си значительно ослабил политический проамериканский блок в политическом поле Китая.
3. Гибридная война США против Китая будет вестись при поддержке союзников США в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Японии, Южной Кореи.
4. Си Цзиньпин трезво оценивает перспективы администрации Байдена и работает с Вьетнамом и Южной Кореей для укрепления экономических и политических связей, снижающих зависимость последних от США.
5. Внутриполитическая ситуация в Китае будет расшатываться через оппозицию в Гонконге, дестабилизацию ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и во Внутренней Монголии путем накачивания протестов финансами и поддержкой СМИ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»