Коронавирус: Германия забыла о своих беженцах

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Как стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM, на фоне жарких дебатов о долгосрочных последствиях ковидной блокады для детей, бизнеса и искусства беженцы из Германии, похоже, были забыты.

Когда в январе прошлого года Самир аль-Джубури прибыл в Германию, жизнь, казалось, начала налаживаться. Он был счастлив и рад тому, что добрался туда из Ирака и, как и большинство немцев, еще не слышал о коронавирусе.

Год спустя 39-летний мужчина по-прежнему находится в центре для беженцев в Бонне, где он носит маску, закрывающую его нос и рот. “Я счастлив быть в Германии, особенно во время пандемии коронавируса”, – говорит он. – Здравоохранение в Ираке – это катастрофа”.

Аль-Джубури уже дважды проверялся на вирус. Оба теста дали отрицательный результат. В декабре в центре произошла вспышка заболевания. В течение месяца было зарегистрировано 50 инфекций – переполненные условия идеальны для распространения вируса. Один этаж центра для беженцев был быстро объявлен карантинной зоной. Поскольку большинство пострадавших были молоды, серьезных последствий не было.

Антиковидные меры препятствуют интеграции

Но блокировка серьезно повлияла на жизнь 200 человек, живущих здесь. Никакого спорта. Никаких посещений библиотеки. Уход за детьми только в группах по восемь человек. Никаких уютных чаепитий в чайной комнате.

Аль-Джубури, который изучал немецкий язык в Багдадском университете, говорит, что он не может продвинуться вперед. Курсы немецкого языка проходят только в интернете, и его дело мало продвинулось через бюрократическую машину. Работа кажется далекой мечтой. Чтобы занять себя и улучшить свои шансы, когда блокировка закончится, иракец взял инициативу на себя.
«Я вызвался работать на кухне и прошел обучение у главного повара».

Может быть, Германия потеряла из виду своих беженцев в суете вокруг отделений интенсивной терапии, прививок и масок? Ответ – да, говорит Мемет Килик из Немецкого совета по иммиграции и интеграции (BZI).

Страх перед COVID-19 и депортацией

“Беженцы – это группа, которая больше всего страдает от пандемии, и те, кто одновременно был забыт”, – говорит Килич. – Естественно, они все еще не могут четко сформулировать свои мысли и, главное, счастливы, что спаслись”.

Килич, юрист, борется за права беженцев с тех пор, как он стал соучредителем BZI в 1998 году. Его главная забота сейчас – это дело полицейского, который бежал из Турции, где его пытали. – Мы пытались ускорить рассмотрение его дела о предоставлении убежища, но из-за коронавируса нам даже не удалось договориться о дате слушания”.

Беженцы несут двойное бремя. Они не только живут в постоянном страхе депортации, но и вынуждены жить со страхом заражения вирусом и последствий изоляции для их психического здоровья. Мемет Килич призывает провести встречу федеральных и государственных органов власти с неправительственными организациями для выявления проблем и предложения решений.

Килич призывает переселить семьи с детьми подальше от центров беженцев, а также расширить цифровой доступ к школам и языковым классам как для детей, так и для взрослых.

“Также мы должны убедиться, что их работа на неполный рабочий день защищена, чтобы их просто не уволили”,-говорит Килик.

Беженцы теряют работу

Рост безработицы, вызванный пандемией, непропорционально сильно ударил по негражданам Германии, согласно исследованию, недавно завершенному Ивонной Гизинг, научным сотрудником Института экономических исследований Ifo в Мюнхене.

“Иммигранты и беженцы часто первыми теряют работу, поскольку они находились в нестабильной ситуации занятости еще до пандемии, в результате временной и неполной занятости”, – говорит Гизинг. “По данным немецкого агентства труда, безработица непропорционально выросла среди беженцев в 2020 году”.

Рабочие места на уборке урожая, на бойнях или в гостиницах были одними из первых, кто стал жертвой пандемии. Гизинг говорит, что проблема усугубляется тем фактом, что беженцы также не могут начать новую работу в данный момент.

Депортации продолжаются несмотря на пандемию

Все это влияет на статус проживания, объясняет Юдифь Вибке. Адвокат неправительственной организации Pro Asyl, она описывает порочный круг, в котором оказываются беженцы. «Если все, что у вас есть, – это временное разрешение на пребывание в стране, и вы надеетесь получить то, что называется ограниченным разрешением на работу, вы должны доказать, что вы работали в течение относительно длительного времени без перерыва». Отсутствие работы означает отсутствие дохода, что, в свою очередь, означает отсутствие перспективы остаться в стране.

Юдифь говорит, что особенно горько, что немецкие власти, когда речь заходит о депортации, ведут себя как обычно. – В этом отношении мы вернулись к нормальной жизни. Существуют регулярные групповые депортации в различные страны”.

Сначала возобновились депортации в Восточную Европу, затем полеты в Африку и Пакистан. С декабря также происходят депортации в Афганистан. С учетом пандемии коронавируса, как говорит Вибке, это одновременно смешно и цинично.

“С одной стороны, власти просят нас избегать всех поездок, но принудительные депортации все еще продолжаются, несмотря на большое количество необходимого персонала, с несколькими полицейскими и врачами на борту”.

Кнопка «Наверх»