Мнение: За марокканско-германским дипломатическим кризисом стоит список обид

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

В результате утечки информации, 1 марта, в СМИ попало письмо, в котором министр иностранных дел Марокко Насер Бурита предложил своему премьер-министру, чтобы все правительственные учреждения Марокко приостановили свои отношения с посольством Германии в столице Рабате, а также с другими немецкими культурными и политическими организациями в стране. Об этом стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM.

Бурита сказал, что это было необходимо из-за «глубокого недопонимания» по «фундаментальным для Марокко вопросам».

Министр иностранных дел также сообщил, что его министерство уже приостановило контакт с немецкими дипломатическими представителями в Рабате. Посольство Германии находится в столице Марокко, а консульства страны – в Касабланке и Агадире.

Хотя официального заявления немецкого правительства по этому поводу не было, из Берлина пришло известие, что Германия не видит причин разрушать хорошие отношения между двумя странами. Марокканский посол был приглашен срочно приехать в Министерство иностранных дел Германии и объяснить содержание письма, сообщили инсайдеры.

Преднамеренная утечка информации

Как сообщил один из источников, работающий в немецкой культурной организации, базирующейся в Рабате, предложение министра иностранных дел, по-видимому, “было преднамеренно допущенной утечкой”.

Источник не может быть назван из-за чувствительности нынешней политической ситуации. Во вторник, 2 марта, все еще было неясно, как развивающаяся дипломатическая политика повлияет на отношения Марокко и Германии.

“Письмо было впервые выпущено в социальных сетях и каналах обмена сообщениями, таких как WhatsApp”, – рассказал источник. «Но в то же время это, похоже, было и в местных СМИ. Подобная скоординированная утечка информации и подобное письмо не могли бы появиться, если бы об этом не знало высшее руководство».

Источник полагает, что это письмо можно рассматривать как “звон сабель” и “средоточие марокканских обид”.

Первым в списке проблем, заявил Ульрих Лехте, немецкий политик, возглавляющий парламентский подкомитет по вопросам, касающимся Организации Объединенных Наций, является восприятие того, что Германия работает против притязаний Марокко на суверенитет над Западной Сахарой.

Спор о Западной Сахаре касается бывшей испанской колонии Марокко, аннексированной в 1975 году. В одном из самых длительных территориальных споров в мире группа под названием «Фронт ПОЛИСАРИО» оспаривает марокканскую аннексию. Активисты движения за независимость призвали провести референдум о самоопределении в этом районе, который частично контролируется ими и частично Марокко.

Наблюдаемое ООН прекращение огня между двумя противоборствующими силами продолжается с 1991 года, и дипломаты Европейского союза выступают за политическое решение.

Контроль над территорией Западной Сахары является одним из важнейших внешнеполитических императивов Марокко, и в декабре прошлого года правительство США, возглавляемое Дональдом Трампом, признало суверенитет Марокко над спорной территорией. Спорный шаг администрации Трампа был широко воспринят как благодарность Марокко за официальное восстановление связей с Израилем. Его широко критиковали.

В то время как правительство Германии приветствовало нормализацию отношений между Израилем и Марокко в то время, Министерство иностранных дел Германии также заявило, что его “позиция по конфликту, касающемуся Западной Сахары, остается неизменной. Мы стремимся к справедливому и прочному политическому решению без посредничества, которое было бы приемлемо для всех сторон”.

В декабре прошлого года Германия призвала Совет Безопасности ООН провести закрытое заседание по решению США и ухудшению ситуации в Западной Сахаре, после того как затянувшееся перемирие оказалось под угрозой. “Нам нужна активизация политического процесса”, – заявил посол Германии в ООН Кристоф Хойсген.

Эта встреча была явно не в интересах Марокко, признал Лехте. “Марокко было бы очень приятно, если бы ЕС — и Германия, как одно из его самых могущественных государств — просто признали этот шаг Трампа. Но так же, как и раньше, мы полагаемся на процесс ООН”.

Спорный флаг

Другой вопрос, который был упомянут марокканскими критиками Германии, заключается в том, что 27 февраля парламент в немецком государстве Бремен поднял флаг Сахарской Арабской Демократической Республики — самопровозглашенной территории движения за независимость Западной Сахары – над своими зданиями.

На своей официальной странице в Facebook государственные политики заявили, что они сделали это, чтобы отметить 45 лет с момента основания Сахарской Республики.

Марокканские официальные лица также, по-видимому, все еще помнят и то, что их не пригласили на конференцию по ливийскому конфликту в январе 2020 года в Берлине.

Движение за независимость Фронта ПОЛИСАРИО поддерживается соседним Алжиром, и эта страна была приглашена на переговоры, а Марокко – нет. И Германия, и Марокко преследуют схожие цели в отношении суверенитета Ливии, и марокканцы считают себя региональными посредниками и добросовестными участниками переговоров.

Обвинения в шпионаже

Еще одним камнем преткновения, упомянутым марокканскими СМИ, является отказ Германии преследовать марокканско-немецкого активиста Мохаммеда Хаджиба, который провел семь лет в марокканской тюрьме.

Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям установила, что Хаджиб был арестован на основании признания, полученного под пытками. После того как Хаджиб был освобожден в феврале 2017 года, он вернулся в Германию, где посвятил свои каналы в социальных сетях критике марокканского правительства и органов безопасности.

В свою очередь, Марокко выдало международный ордер на его арест, хотя в феврале он был отменен Интерполом.

Некоторые марокканские СМИ также сообщали о туманных обвинениях в шпионаже, по-видимому, основанных на том факте, что один немецкий исследователь побывал в районе Западной Сахары, а другие средства массовой информации упоминали, что недавний доклад Transparency International, штаб-квартира которой находится в Берлине, также расстроил марокканское правительство.

В докладе, опубликованном в феврале, делается вывод о том, что в Марокко наблюдается “серьезный и системный уровень коррупции”, который только усилился во время пандемии.

В социальных сетях простые марокканцы обсуждали многие из этих предполагаемых провокаций. Более националистические комментаторы утверждали, что лозунг “Марокко прежде всего” должно быть приоритетом внешней политики их страны, и утверждали, что Германия “посягает на суверенитет Марокко” со своей “предвзятой про-сепаратистской” позицией в отношении Западной Сахары.

Финансовая составляющая

Марокканцы в социальных сетях не считали эту проблему как легко разрешимый или временный спор. Некоторые даже считали, что этот шаг против Германии означает ужесточение марокканского отношения к Европе в целом.

Все это происходит, несмотря на продолжающееся сотрудничество между Марокко и Германией во многих областях и на фоне того, что Германия является крупным донором иностранной помощи для североафриканской страны.

В декабре 2020 года Марокко получило 1,3 миллиарда евро (1,57 миллиарда долларов) финансовой поддержки от Германии, предназначенной, среди прочего, для банковских кредитов местным предпринимателям, финансовых реформ, инвестиций в возобновляемые источники энергии и Фонда COVID-19.

Подпишитесь на EVO-RUS.COM

Yandex news

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»