Музыкант Игорь Левит: “Я все время хочу большего”

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Как несчастный подросток стал звездным пианистом и политическим активистом? Корреспондент Die Zeit Анастасия Буцко рассказывает о его жизни и о том, что им движет.

Специально для своих читателей EVO-RUS.COM представляет эксклюзивный пересказ этой статьи.

“Игорь Левит вполне может быть одним из лучших пианистов века. Во всяком случае, он самый заметный”,-пишет Флориан Циннекер в предисловии к “Хаусконцерту”, новой биографической книге , которую он написал в соавторстве с Левитом.

Знаменитый 34-летний концертный пианист фактически вездесущ в немецких средствах массовой информации не только как музыкант, но и как вокальный критик крайне правых и социальных проблем.

Он часто появляется в немецких ток-шоу и особенно известен своим аккаунтом в Твиттере.

В течение первых недель и месяцев пандемии прошлого года Левит каждый вечер транслировал домашние концерты из своей берлинской гостиной, отсюда и название книги. Он охватил широкую международную аудиторию, включая людей, которые ранее не слишком интересовались классической музыкой.

Импровизированное мероприятие было настолько популярным, что Левиту разрешили транслировать один из его домашних концертов из дворца Бельвю, резиденции президента Германии.

Он также был награжден Крестом за заслуги, хотя и не за то, что играл для зрителей из своего дома, а за свою гражданскую активность в целом.

Больше чем музыкант

Циннекер, редактор немецкого еженедельника Die Zeit, живет в Берлине “всего в нескольких дверях” от Игоря Левита. Тот факт, что они соседи, был не единственной причиной, по которой Циннекер был выбран в качестве соавтора книги – они просто ладили друг с другом.

“Я доверял ему”, – сказал Игорь Левит общественному вещателю NDR.

Циннекер, в свою очередь, хотел понять Игоря Левита как личность, и был удивлен, обнаружив, что у них так много общего. Он также был удивлен, обнаружив за регалиями пианиста и виртуоза “обычного, нормального человека”.

Поклонник классической музыки, Циннекер рассказывает о своих наблюдениях за сумасшедшей жизнью звездного музыканта во время коронавирусного кризиса. Около года журналист сопровождал Левита на концертах, репетициях, звукозаписях и телевизионных выступлениях.

Музыка — это язык Левита, его оружие и до известной степени его “средство достижения цели” – это было ясно с самого начала. Но просто быть востребованным пианистом-виртуозом недостаточно.

“Я хочу большего”, – говорит Левит, добавляя, что ему не хватает даже фортепьяно: “Я все время играю пьесы, которые слишком велики для фортепьяно”.

Вот почему он постоянно в пути, участвует в политических акциях, путешествует по лагерям беженцев, все время подвергаясь критике и даже получая угрозы смертью.

Сильное женское влияние

«Хаусконцерт» – это не дневник и не классическая биография. Авторы постоянно переключают внимание между временами и темами, крупными планами и ретроспективами. Цитируются пресс – агенты, звукорежиссеры, музыкальные критики, директора концертных залов и фестивалей, упоминаются имена известных дирижеров и популярных преподавателей фортепиано.

Приятный фактологический, иногда иронический тон книги становится эмоциональным, например, когда она рассказывает историю о том, как мать пианиста, Елена Левит, молодая учительница музыки, шла зимой 1987 года мимо заброшенных сборных зданий советского города Горького (ныне снова называемого Нижним Новгородом), мечтая о том, как ее еще не родившийся сын будет играть Рахманинова на сцене.

Несколькими страницами дальше в книге Елена Левит и Флориан Зиннекер пытаются убедить читателя, что никто никогда не стремился превратить маленького Игоря «в музыкального гения».

Однако, когда ему исполнилось три года, его мать, которая также была заведующей фортепианным отделением в детской и юношеской музыкальной школе имени Горького, начала давать сыну уроки игры на фортепиано. Через полгода Елена Левит отдала ребенка в руки своего учителя, легендарного профессора фортепиано Берте Маранц. Игорь играл Баха, а его мать ругали за то, что ее трехлетний мальчик использовал неправильную аппликатуру.

Полоса препятствий к истории успеха

В декабре 1995 года семья Левит покинула Советский Союз и переехала в Германию, куда была принята по гуманитарным соображениям в составе более чем 220 000, так называемых, еврейских “контингентов беженцев” из бывшего Советского Союза.

Семья Левит поселилась в Ганновере, где преподавали превосходные пианисты. Последующие годы были трудными, но семья справилась и интегрировалась в немецкое общество. Игорь Левит, “довольно несчастный” подросток с избыточным весом, бросил школу. Волшебно играющий на фортепьяно, он, однако, не испытывал недостатка в самоуверенности.

“Мы живем в стране, которая не любит эгоистов, по разным причинам, в том числе историческим”, – цитирует Левит в книге.

Биографическая книга «Хаусконцерт», безусловно, дает читателю представление о личности художника со всеми его сильными и слабыми сторонами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»