Народ Мьянмы больше не боится своих генералов-убийц

Одна из самых обнадеживающих черт протестов против переворота, разворачивающихся в маленьких городках, городах и деревнях по всей Мьянме, – это появление на улицах представителей поколения Z. Их движение выросло из тени известного политика Аунг Сан Су Чжи и ее партии «Национальная лига за демократию» (НДЛ).

Лидеры переворота в Мьянме, возглавляемые генералом Мин Аунг Хлаингом, совершившим геноцид, сильно недооценили силу и жестокость народного восстания, особенно молодежи, против вопиющего нарушения основополагающего принципа представительного самоуправления народа. Она не позволила избранным представителям принять присягу и выполнить возложенную на них народом миссию по управлению делами страны.

Татмадау или бирманские военные утратили свой лоск патриотизма или центральную миссию национальной обороны и защиты людей, которые платят им зарплату.

Уважение людей к армии, первоначально основанной как антибританская колониальная революционная организация, уменьшились через семьдесят восемь лет после того, как ее основал отец Су Чжи – Аунг Сан. Аунг Сан был тогда 27-летним революционером-марксистом, которому покровительствовала и помогла императорская военно-морская разведка Японии во время Второй мировой войны, чтобы основать «Татмадау», который использовался японскими фашистами в качестве местного посредника против британского правления в Бирме.

За последние шесть десятилетий кровавого, расистского и экономически хищнического правления, Служба обороны Мьянмы стала широко высмеиваться бирманской общественностью как То – Ма – Дау («Военные, замешанные в массовых убийствах». Генералов, бывших и нынешних, больше всего ругают за их коррумпированность и узколобое расистское национальное видение.

«Татмадау» радикально отклонился от заявленной цели – служить и защищать народы Мьянмы, защищать территориальную целостность страны и укреплять мир между различными этническими общинами, которым были обещаны не просто права отдельных граждан или права человека, но, что более важно, равенство этнических групп.

Этнический регион Ва вдоль китайско-бирманских границ, где раньше производили героин, фактически является независимым государством, не имеющим ничего общего с управляемым военными Союзом Республики Мьянма. Они используют китайскую валюту, содержат свои собственные вооруженные силы, которые не подчиняются приказам «Татмадао», говорят на мандаринском диалекте, который они также используют в качестве средства обучения в школах, и пользуются услугами китайской связи.

«Мирные переговоры», спонсируемые военными, начались в 1963 году, в них участвовало около шести антигосударственных вооруженных движений, включая бирманское коммунистическое подполье, организации по освобождению или самоопределению Шан, Карен и Мон. Шестьдесят лет спустя каждая этническая община в Мьянме создала, по крайней мере, одну организацию вооруженного сопротивления против вооруженных сил Мьянмы, которые они одинаково и правильно рассматривают как оккупационную чужую армию.

Как отметил лидер Демократической партии «За новое общество» (бесспорно самой прогрессивной политической партии с серьезной молодежной и новой поколенческой базой), в своем публичном обращении к протестующим в Янгоне 10 февраля: “Только одна этническая группа не вооружилась всерьез, и военные подвергли их геноциду. Это рохинджа”.

Бирманский координатор британской коалиции свободных рохинджа и сотрудник Центра документации геноцида в Камбодже, Маунг Зарни, живущий в Лондоне сказал:

«Сегодня утром я написал в Твиттере, чтобы напомнить себе, что я органически связан с борьбой народов за тысячи миль от меня…».
“Поколению Z и всем #CDM против #m militarycoupinMyanmar. В этот день я клянусь… я сделаю все, чтобы поддержать народы #Myanmar, чтобы свергнуть фашистскую диктатуру, обещание, которое я дал своим родителям на границе с Таиландом в 1997 году».

Зарни рассказад, что его ежедневные телефонные разговоры и онлайн-чаты с теми, кто участвует в уличных протестах, подтвердили его первоначальное наблюдение: протесты больше не касаются знаменитой Аунг Сан Су Чжи, или даже ее победившей на выборах партии НЛД. Да, в толпе присутствуют изображения Су Чжи, широко популярные среди электората, и знаки НЛД. Но глубоко внутри, новое поколение протестующих отучило себя от крайне неофеодальной зависимости от «матери Су», чтобы избавить себя от 58-летнего военного правления в разных обличьях».

Захват власти со стороны армии окончательно положил конец любой ограниченной форме исполнительной, законодательной и судебной автономии, которую Су Чжи и ее партия НЛД могли осуществлять.

Сейчас формируются многоэтнические и многоклассовые общенациональные протесты, а не просто восстановление лидера НЛД и избранного правительства или возвращение к статус-кво до переворота.

Кроме того, многие общины меньшинств, такие как Чин, Карен, Кая, Ша, Рохинджа и другие, присоединились к общенациональным протестам против правления «Татмадау». Самая организованная христианская община – Качинская баптистская конвенция в Качине – призывает своих 400 000 членов объединиться со всеми народами Мьянмы различного происхождения.

Важно отметить, что требования нынешнего массового восстания в Мьянме выходят за рамки призыва к освобождению лидеров НЛД и других субъектов гражданского общества. Диссиденты нового поколения призывают к полной отмене Конституции, принятой военными генералами для 50 миллионов человек, в то время как народ страдает от разрушительного воздействия циклона «Наргис».

Им больше не нужна военная игра «дисциплинированной демократии», когда генералы в своей Конституции 2008 года назначают себя регентами и приверженцами дисциплины. Тем не менее, нельзя забывать, что тогдашние генералы заблокировали – всего чуть более десяти лет назад – международное предложение чрезвычайной помощи нескольким миллионам пострадавших от циклонов людей в дельте Иравади и прибрежных районах Бирмы, когда циклон обрушился на берег. Они позволили жертвам циклона пить воду из мутных ручьев, и речных водоемов, усеянных мусором, трупами и тушами животных.

Нынешняя группа военачальников, без сомнения, продемонстрировали столь же нечеловеческую степень бессердечия: воспользовавшись карантином, они перехватили все ветви государственной власти в разгар пандемии COVID-19. Но очевидно, что люди в Мьянме чувствуют и знают, что генералы гораздо более смертоносны и разрушительны, чем вирус. Мгновенно переворот громко разбил их мечты, надежды и стремление жить как свободный и демократический народ.

Придерживающийся той же точки зрения, Маунг Зарни сказал: «Мои первоначальные страхи и тревоги сменяются оптимизмом и надеждой. Я думаю, что сегодня мы живем в последнюю фазу или дни кровавого, клептократического правления «Татмадау».

«Продвигаются вперед глобальные механизмы правосудия, действующие вокруг ООН, такие как Международный уголовный суд и хорошо финансируемый Независимый следственный механизм, созданный ООН, которым, в основном, поручено собирать доказательства международных преступлений Мьянмы, включая геноцид, преступления против человечности и военные преступления, и готовить будущие дела военных преступников Мьянмы, а также «Дело Гамбии против геноцида Мьянмы» в Международном суде.

Радикально иное руководство США, в дице президента Джо Байдена, объявило о первых карательных мерах, включая замораживание государственного фонда Мьянмы на сумму 1 миллиард долларов, находящегося в США. Это сигнал США восстановить доверие к американской политике, которая может-и должна-рассматривать разворачивающееся общенациональное движение гражданского неповиновения в Мьянме как стратегическую возможность в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Новая прогрессивная администрация США, конкретно поддерживающая демократов Мьянмы в «прифронтовых окопах», стремящихся к смене режима снизу, пошлет очень сильный сигнал другим демократическим сообществам, таким как «Альянс молочного чая» Гонконга, Таиланда и Тайваня в Азии. Юго-Восточная Азия – важный регион, где 500 миллионов человек хотят дать отпор поддерживаемым Китаем автократическим режимам, таким как Мьянма или Камбоджа.

Существует также эта ощутимая двойственность соседей Мьянмы по АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии) по отношению к бандитскому военному руководству в Нейпьидо и его непродуманному и несвоевременному военному перевороту: он нарушил статус-кво в Мьянме, который послужил внешним игрокам (например, азиатским инвесторам) довольно хорошо.

Возможно, самое главное – это взрыв политического негодования среди нового технически подкованного, независимого и критически настроенного поколения молодежи – 1/3 от 38 миллионов избирателей – и растущее гражданское неповиновение государственных служащих по всей стране. Сообщается, что Китай оказывает лидерам переворота Мьянмы технологическую помощь, поскольку последние принимают драконовские законы о кибербезопасности, призванные лишить технически подкованного поколения Z поддержки, координирующую сопротивление в киберпространстве.

Однако люди Мьянмы больше не боятся своих кровожадных правителей.

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»