Опытные ученые в поисках источника, открывшего «ящик Пандоры» – кто виновен в появлении уханьского коронавируса?

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Первая группа ученых представляет собой проект ВОЗ. В начале ноября на сайте организации появился свод правил об участии в подобной миссии. Вторая группа создана крупнейшим медицинским журналом The Lancet. Ее группу из 12 экспертов возглавил экономист Джеффри Закс. Примечательно, что обе группы не имеют ничего общего. А тот факт, что они вдруг одновременно стали искать источник вируса, объясняется просто. Реализация подобного проекта требует немало ресурсов, и руководители обеих групп готовились целый год. А именно, начиная с момента, когда в Ухане впервые обнаружили коронавирус.

Почему только сейчас заинтересовались в нахождении первоисточника?

Самая распространенная версия – правильная расстановка приоритетов. В первые 3 квартала нынешнего года весь мир занимался борьбой с неизвестным вирусом. Сейчас же ситуация более или менее нормализовалась. Да, количество зараженных людей растет, но и вакцины уже разработаны. Плюс в большинстве стран появилась нормальная инфраструктура для борьбы с COVID-19, налажен эффективный перчаточно-масочный режим.

Вряд ли две группы ставят перед собой задачу – опередить конкурента. Им важно узнать правду и обосновать ее научно. Да, сейчас есть официальная версия, что виновником появления COVID-19 считается летучая мышь. Но уже прошел почти год с момента первого официально зарегистрированного случая в Китае, а подробного исследования не было.

Что предстоит ученым?

Задача у двух научных групп сложнейшая. Им необходимо выявить, какой вид был первым заболевшим, затем необходимо внимательно проследить и проанализировать цепочку передачи вируса. При этом промежуточными носителями могут быть несколько животных. Задача усложнена тем, что так называемых «горячих следов» уже нет. Ученым придется изучать старые образцы, поднимать архивы с первыми интервью, изучать статистику, анализировать геномные данные и многое другое.

Ученые прямо говорят, что почти наверняка им не удастся найти первую зараженную летучую мышь или «нулевого» пациента. Их задача другая: дать подробное описание процессу, чтобы не допустить его в будущем. Представитель группы журнала The Lancet, Питер Дасзак, поделился мнением: «Процесс сложный. Мы не может просто пойти и что-то выбрать, как, например, люди привыкли выбирать фрукты на рынке. Нам необходимо понять, что именно менялось в различных регионах с экологической точки зрения, как вело себя общество при контакте с дикой природой, как вообще в таких условиях развивался вирус. Мы должны выяснить, что не было сделано вовремя, чтобы предотвратить подобные инциденты в будущем.

Наша работа не будет выглядеть, как какой-то научно-фантастический фильм, когда ученые надевают суперкостюмы и идут прямиков в центр заражения, что-то там ищут и дискутируют. Достаточно просто сказать, что по понятным причинам мы не сможет прямо сейчас отправиться в Китай. Публика до сих пор не имеет правильного представления, как устроена подобная исследовательская работа. Мы не детективы, ищущие с лупой опасного преступника. Нужно понимать, что ученые априори не выйдут за пределы разумного с коронавирусом. У науки даже больше общего в этом плане с гражданским правом, где правду ищут в доказательствах».

Дополнительных сложностей не избежать

У ученых много препятствий, в том числе политические интриги. Например, Дональд Трамп воспользовался пандемией, чтобы прямо обвинить ключевого экономического противника Китай в распространении инфекции. В некоторых странах локдаун и вовсе использовали, что улучшить процесс контроля над гражданами. Масла в огонь подливает и Китай, который заявлял, что не стоит считать вирус уханьским. В поднебесной выдвинули предположение, что инфекция попала в страну из других государств через замороженные продукты.

В ВОЗ прямо говорят о трудностях исследования. В группу входят китайские ученые, которые сначала будут проводить анализ данных у себя в стране, и только затем к ним подключаться специалисты из других стран. Но никто не гарантирует, что иностранцам предоставят правильные сведения.

Раньше попытки Китая снять с себя клеймо страны, «подарившей» миру COVID-19, выглядели достаточно блекло. Но теперь ситуация другая. Недавно ученые из США обнаружили антитела к вирусу в крови пациента, взятой еще в середине декабря прошлого года. То есть еще до того момента, как в Китае был впервые обнаружен первый заболевший COVID-19. А специалисты из Италии и вовсе сообщили, что антитела они нашли в крови, взятой у больного онкологией человека еще в начале осени 2019 года.

Ученые не скрывают удивления такими данными. Тем не менее, наиболее вероятный переносчик болезни – летучие мыши, обитающие в провинции Юнань. Вирус у них был обнаружен еще 7 лет назад. Был проведен анализ генетического кода, показавший 96 процентов совпадения. Но ученые уверены, даже оставшихся 4 процентов достаточно для того, чтобы считать: вирус мог передаться человеку, затем какому-то другому животному и опять вернуться к человеку.

Самая распространенная версия – COVID-19 попал к человеку с уханьского рынка морепродуктов. Есть и другая теория – людям его передал панголин. А совсем недавно в Скандинавии было обнаружено массовое заражение у норок, что наводит на определенные размышления.

Какими будут результаты исследования?

В мире можно привести единичные примеры, когда ученые находили источник заражения и проследили всю цепочку до человека. Так было со вспышкой вируса Нипах в Малайзии в конце прошлого века. Кстати, именно эта история послужила базой для кинофильма «Заражение» 2011 года.

Но есть другой пример – лихорадка Эбола. Ученые изучили ее досконально (кстати, переносчиками также выступили летучие мыши). Но, несмотря на детальную изученность, никто не может точно определить, когда именно будет следующая вспышка. Не помогают даже высокотехнологичные нейронные сети.

Впервые о коронавирусе в мире заговорили в 2002 году. Пандемии удалось избежать, и уже в 2003 году вспышку погасили. Тогда инфекция появилась в Китае и затронула около 30 стран. Причину появления вируса специалисты нашли оперативно, четко проследив эпидемиологическую связь. Эксперты уверены, что ситуация урегулировалась во многом благодаря быстрому привлечению ученых из-за рубежа. Тогда они работали по «горячим следам» и моментально нашли источник заражения.

Мнение российского эксперта

Нина Чарыкова, работник инфекционного отделения в одной из больниц Санкт-Петербурга, поделилась мнением, можно ли найти первоисточник: «Найти источник COVID-19 практически нереально, ведь минуло много времени. Нужно понимать, что животные, у которых ученые впервые обнаружили инфекцию, могли попросту быть временными носителями. Да и вообще, вероятно, с рынком в Ухани вряд ли нужно связывать возникновение очага инфекции. Все-таки зараженных мышей находили в другой, более далекой провинции. По-хорошему, необходимо изучить весь Китай, возможно, даже другие страны мира, чтобы найти животных, которые реально причастны к распространению инфекции. Но самая главная сложность другая – понять, где и как именно произошел контакт с человеком».

Госпожа Чарыкова, врач с 40-летним стажем, предложила действовать по-другому: «Хорошее решение – пытаться обнаруживать вспышки так рано, как это вообще можно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»