Плати или вешайся: как Европа относится к депрессии и тревоге

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Как стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM, депрессия и тревога являются наиболее распространенными психическими расстройствами, диагностируемыми в Европейском союзе. У четырех из каждых 100 человек диагностирована депрессия, у пяти из каждых 100-тревога. Эти условия не следует недооценивать, как это часто бывает, говорит Хавьер Прадо, представитель Национальной ассоциации клинических и резидентных психологов Испании (ANPIR): “Если их не лечить вовремя и правильно, они, в конечном итоге, приводят к инвалидности”.

Однако национальные системы общественного здравоохранения не всегда включают лечение этих проблем, несмотря на то, что в некоторых странах ЕС, таких как Португалия, Нидерланды или Ирландия, тревожность превышает семь случаев на 100 человек. Греция – страна с самой высокой распространенностью депрессии, за ней следуют Испания и Португалия. Нель Сапико, президент испанской Конфедерации психического здоровья, объясняет важность этих высоких показателей, особенно числа людей с депрессией: “Это бич, потому что это часто ведет к самоубийству”.

Когда депрессия заканчивается самоубийством

“Очень важно говорить о психическом здоровье. Очень важно говорить о самоубийствах, чтобы избавиться от табу. Я пытался покончить с собой. Я пережил самоубийство”, – говорит Андрес Колао, представитель AFESA, ассоциации членов семьи и людей с психическими заболеваниями. В отчете,омЕвропейской комиссией за 2017 год отмечается, что отсутствие должной диагностики и лечения депрессии может быть одной из основных причин высокого уровня самоубийств в Европе.

Литва имеет один из самых высоких показателей депрессивных расстройств и самое большое число самоубийств, с 25,8 смертями на каждые 100 000 человек в 2016 году, по данным Евростата. Самоубийство имеет много общего с психическим здоровьем, но ему способствуют и другие вещи. “Это многофакторная проблема”, – говорит Прадо. Согласно анализу, проведенному в 2017 году, среди основных факторов, определяющих ситуацию в Литве, – травматическая история страны, социальные табу, высокие показатели потребления алкоголя и слаборазвитые профилактические программы.

Однако эти цифры являются неполными. Не все люди, которые нуждаются в лечении от тревоги или депрессии, получают его или даже диагностируются. Этот разрыв в лечении может быть вызван несколькими факторами и больше в Восточной Европе.

“В случае с Польшей данные показывают очень ограниченное число людей с проблемами психического здоровья, но это потому, что большинство из них не ходят на консультации, им не ставят диагноз. Дело не в том, что нет людей с проблемами психического здоровья, а в том, что стигматизация препятствует доступу к лечению”, – говорит Родзинка. Поэтому Польша и Румыния имеют самую «низкую» распространенность тревоги и депрессии по всей Европе.

“Стигматизация связана с идеей, что проблемы психического здоровья -это нелицеприятные вещи, связанные с психиатрией, с сумасшедшими, который слышат голоса и т.п. Это все путает и скрывает самые распространенные проблемы”, – говорит Прадо. Стигматизация является главным препятствием для получения медицинской помощи людям с психическими расстройствами, согласно исследованию, финансируемому Европейской комиссией в 2013 году.

“Есть много стыда и страха, связанных с идеей обращения к психиатру. В Румынии никто не говорит об этом открыто, поэтому никто не знает, чего ожидать от встречи с психиатром. Я думаю, что у большинства есть негативный ментальный образ, потому что никто не хочет, чтобы его называли сумасшедшим. Однако я считаю, что идея пойти на психологическую терапию все чаще принимается в этой стране”, – говорит Мария, румынский пользователь психологической терапии, который предпочитает не раскрывать свое настоящее имя.

Однако, даже когда люди преодолевают стигматизацию, другие препятствия могут помешать им получить идеальное лечение бесплатно в кратчайшие сроки. Они могут помешать людям с общими, но значительными, проблемами психического здоровья получить доступ к надлежащей диагностике и лечению. Большое количество людей с депрессивными симптомами не обращаются за лечением, потому что они считают, что лечение не поможет, или что для них нет никакого решения, или что их симптомы нормальны после травматического события в жизни.

Другие консультируются с врачом по поводу физических симптомов, таких как бессонница или усталость, и получают лекарства от этих недугов, но не получают достаточного психологического лечения, чтобы обнаружить источник проблемы, согласно отчету Европейской комиссии за 2017 год.

“Фактические данные показывают, что доступ к психиатрической помощи может быть неудовлетворительным даже в странах с высоким уровнем дохода с всеобщим охватом услугами здравоохранения и хорошо развитыми общинными системами ухода”, – говорится в европейском анализе 2016 года.

Однако ни одна из этих цифр не показывает реальное число всех людей, которые страдают от психических заболеваний, но не имеют официально поставленных диагнозов. Аналогичным образом, в то время как государственные системы здравоохранения большинства европейских стран утверждают, что они обеспечивают доступ к лечению психических заболеваний, многие из них не достигают пользователей на практике.

“Честно говоря, я даже не знаю, распространяется ли государственное здравоохранение на психотерапию в Румынии. Я сразу же пошла в частную клинику, которую мне порекомендовала подруга, – говорит Мария. Не все страны Европейского Союза предоставляют доступ к психологу в национальной системе здравоохранения. Например, Болгария и Латвия занимаются только психиатрией. Франция не включает психологов в свою систему здравоохранения, хотя в 2018 году она начала пилотную программу для них в некоторых регионах. Люксембург сейчас ведет переговоры о введении психологов в систему здравоохранения.

Даже в тех странах, которые на бумаге открывают доступ к психологам, есть пробелы. Например, в странах, где здравоохранение работает через взаимные страховые компании, есть группы незастрахованных людей, которые поэтому не имеют доступа к любому типу медицинских услуг, покрываемых страховкой. В Эстонии многие люди живут без медицинской страховки. Как в Румынии, так и в Словении большинство цыган или бездомных людей, в частности, не имеют медицинской страховки и поэтому не имеют доступа к психиатрической помощи, согласно исследованию политики здравоохранения на 2020 год.

В других случаях страховые компании отдают предпочтение незначительным, более легким для лечения проблемам, а не более серьезным расстройствам, как в Нидерландах. Независимо от модели здравоохранения, эти препятствия повторяются в каждой стране ЕС. “В некоторых странах существуют три основные проблемы: стигматизация, время ожидания и плата за пользование услугами”, – говорит Родзинка. Большинство европейских стран с государственным финансированием доступа к психологам также ограничивают количество консультаций и страдают от нехватки людских и финансовых ресурсов.

Решение, которое приходит с опозданием

“Психиатрические службы должны быть гибкими, доступными и быстрыми. Когда человек обращается за помощью, потому что он болен, он нуждается в ответной реакции как можно быстрее”, – говорит Марта Полл, психолог и директор каталонской федерации психического здоровья. Длинные очереди на терапию продолжают оставаться одной из главных проблем в странах, где имеются финансируемые государством психологи. По меньшей мере, в семи странах ЕС людям приходится больше месяца ждать приема у психолога.

“Когда человек находится в депрессивном, отчаянном состоянии, должен быть способ оказать ему помощь как можно скорее, потому что в некоторых случаях, депрессия может закончиться самоубийством. А в других случаях предотвратимые проблемы могут стать хроническими”, – говорит президент испанской Конфедерации психического здоровья.

Одним из решений может быть введение максимумов ожидания. Это происходит, например, в Великобритании и Германии. В Германии, если время ожидания превышает определенный лимит, люди могут получить компенсацию за лечение у частного психолога. Но в каждом законе есть лазейка: расследование Би-би-си показало, что Соединенное Королевство, например, применяло компенсацию только к первому назначению специалиста.

Итальянский регион Триест, напротив, выбрал систему открытых дверей, где любой желающий может получить доступ к лечению непосредственно без предварительной записи, по словам Роберто Меццины, психиатра и бывшего директора департамента психического здоровья ASUI Trieste.

По меньшей мере, в девяти странах ЕС люди должны платить дополнительную плату за доступ к психологу в системе государственного здравоохранения. Цена варьируется между странами и даже между регионами, например в Италии, но это может быть одним из самых больших препятствий для доступа к лечению. Кроме того, некоторые страны ограничивают количество приемов у врача. Например, Министерство Здравоохранения Словакии говорит: “Ограничение количества сеансов, недостаточное количество психологов или психотерапевтов или отсутствие лечения” – это некоторые из проблем в стране, хотя и не единственные.

Психология не является приоритетной отраслью в европейских системах общественного здравоохранения, ни по ресурсам, ни по персоналу, ни по смежной области психиатрии. “Есть очень хорошие специалисты, но проблема заключается в шаткости системы”, – говорит Монтсе Агилера, член Ассоциации за права людей, которые, как и она, имеют проблемы с психическим здоровьем.

В таких странах, как Испания, Италия, Португалия, Греция и Хорватия, насчитывается менее 20 психологов на 100 000 человек. Швеция и Дания, напротив, имеют более 50 психологов на 100 000 человек. Хотя эти показатели в этих странах значительно выше, чем в среднем по Европе, некоторые эксперты считают их все еще слишком низкими.

Вы можете лечиться, если можете себе это позволить

“Трудно сравнивать ситуацию между странами, но мы знаем, каковы эти ограничения и барьеры. Их много, но самым очевидным является тот факт, что расходы на психическое здоровье во многих странах не покрываются государством или медицинским страховщиком, поэтому вам приходится платить из собственного кармана”, – говорит Родзинка.

В Румынии работнику с минимальной зарплатой пришлось бы работать в среднем почти четыре дня, чтобы оплатить один сеанс с частным психологом. В Словакии, Эстонии и Хорватии этот показатель превышает два дня. Другой пример – Франция, где, хотя ее государственная система здравоохранения не покрывает расходы на психологическое лечение, частная консультация обходится менее чем в один день работы. “Частная врачебная практика очень помогает преодолеть этот разрыв, но он доступен не всем. Она может быть полезна людям с высокими доходами, имеющим работу или людям, которые знают, что у них есть психологическая проблема, и они могут за нее заплатить”, – говорит Родзинка.

Подпишитесь на EVO-RUS.COM

Yandex news

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»