Сегодня 16 января, 2021

Edit

последние
новости

Почему Китай выиграл в 2020 году. Как проиграли китайские «комсомольцы»

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Второй важнейшей составляющей любой легитимной власти является наличие бюрократического аппарата для фиксации рамок правового поля.

При стабильном развитии государственной системы эти неотъемлемые части властной системы находятся на первом плане, т.е. государство существует во благо большинства населения и функционирует согласно нормам права.

Третья сторона функционирования любой власти в социуме — наличие властных группировок, кланов (семей) в структуре. В каждом обществе сформированы критерии «свой, чужой». Властные структуры всегда состоят из групп, члены которых объединяются по некоторым признакам. Это принадлежность либо к клану, семье, либо к отдельному региону и т.п.

Четвертой стороной является наличие части социума, отказавшейся подчиняться большинству. Это незаконные (для легитимной власти) элементы социума, криминал.

Стабильный рост благосостояния социума и мирное сосуществование с соседями делают основными легитимность и бюрократию.

Как только государство входит в кризис («эпоху перемен»), уменьшаются силы для удержания правовых рамок в прежних границах, возрастает роль клановых (семейных) интересов. Если же государство теряет в глазах социума легитимность и рушится, заменяясь другим, принципы криминальной власти начинают соперничать с правом.

Китай — уникальное государство с самым многочисленным населением и самой древней письменной историей. Поэтому все составляющие государственной власти выражены в Китае особенно ярко.

Многие этносы, проживающие в Китае, не покидали своих регионов несколько тысячелетий и насчитывают десятки миллионов людей. Людей, объединенных постоянным регионом проживания, одним диалектом, одинаковой национальной кухней, единой религией и общей историей государственного становления. Некоторые китаисты, погрузившись в специфику каждой такой этнической лакуны, заявляют, что современный Китай представляет де-факто федерацию, основанную на союзе народов, населяющих территорию от реки Хэйлунцзян (р. Амур) на севере до архипелага Спратли на юге.

Мощным государством Китай становился только после объединения населяющих его народов. Причиной же «темных времен» в китайской истории всегда была раздробленность. Быть может именно поэтому этническую разнородность китайская власть оставляет вне официального права, не объявляя себя федерацией. При этом китайская культура, история и политика столь же многолики, сколь отличны друг от друга китайские диалекты (читай — языки). В самом общем списке их можно представить так: гуаньхуа, кантонский, хакка, минь, сян, гань, хой и др. Официальный язык, на котором Китай общается со всем остальным миром — путунхуа — можно признать «китайским эсперанто».

Этническое многообразие с неодолимой силой формирует в центральной китайской власти связанные между собой кланы. Западная социология не обладает внятным инструментом для изучения такой социальной единицы как «клан». Оценка влияния клановой системы на развитие социума — от государства до маргинальных культур — этой наукой никогда не проводилась.

Между тем, в современной китайской элите представлены группы, объединенные как по признакам субэтнической принадлежности, так и по схожести принципов политической идеологии (насколько это возможно в едином государстве). Это «шанхайцы», «армейцы», «хайнаньская группа», «сычуаньская группа», «комсомольцы» и другие.

Представители политических группировок формируют сегодняшнюю политику КНР. Государственную систему страны столетиями формировали китайские чиновники и аристократия. Пройдя сквозь XX век, они трансформировались и приняли свой современный вид.

Учет кланового фактора при анализе карьерного роста ключевых фигур китайской политики позволяет прогнозировать векторы развития КНР на ближайшие годы и налаживать адекватные межгосударственные связи. Без ясного осознания того, что китайская власть не монолитна, невозможно понять ее действия и ее будущее.

2. История китайского комсомола

Взаимодействие клановых группировок в китайских коридорах власти носит системный и регулярный характер. Особенно это заметно в отношениях «армейцев», «комсомольцев» и «шанхайцев».

Соперничество и даже противостояние «комсомольцев» с «армейцами» выражено ярче других.

Начало активности «комсомольцев» было положено в прошлом веке.

Важно понимать — в Китае не было над молодежными организациями патронажа Коммунистической партии Китая (КПК), как это было в СССР, где ВЛКСМ был рангом ниже КПСС. Комсомольские организации Китая старше КПК. В 2020 году Коммунистический союз молодежи Китая (КСМК) отметил столетний юбилей.

По сути «комсомольцы» в Китае являются отдельной и очень влиятельной политической силой. В самом начале 1920-х годов по Китаю проходит волна образования местных молодежных организаций коммунистического толка. Часто они строили свою собственную идеологию с учетом марксизма.

Одна из первых организаций была создана в Ухане. Мао Цзэдун возглавил молодежную организацию в Чанше (провинция Хунань) в 1921 году. Основателем молодежного коммунистического движения в Шанхае является китайский революционер Чэнь Дусю, ставший позже одним из первых лидеров КПК.

В 1927 году, после поражения китайских коммунистов Гоминьданом, именно Чэнь Дусю, был отстранен от руководства партией за ревизионизм. В 1929 году Чэнь Дусю создал свою собственную организацию, основанную на троцкистских идеях. Собственно партия китайских троцкистов просуществовала только пару лет, но молодые апологеты идей Чэнь Дусю вошли в числе прочих в существующий с 1920 года Социалистический союз молодёжи Китая.

Троцкистская идеология всегда оставалась в политическом поле Китая. Со временем она трансформировалась в попытки поиска компромиссов между буржуазией и пролетариатом в Китае. Подавляющая часть крестьянского населения страны не могла отвергнуть, по законам марксизма, стремлений к умножению частной собственности. И поиск компромисса между ревизионизмом и революцией не прекращался в рядах китайской власти ни на миг.

Вторая мировая война поставила разоренный Китай в двойственное положение. С одной стороны у берегов появились победители японского милитаризма, т.е. «враги врагов» — США. С другой стороны — на Тайване под защитой США расцвел «китайский капитализм». Кроме того, Китай провозглашал коммунистические идеи вслед за СССР, но к 1949 году США стали врагом СССР. А еще США внедряли План Маршалла в Европе, а союзник СССР, лежал в руинах.

Все предпосылки для развития ревизионистских идей в Китае сложились. В 1949 году Мао выступил с инициативой реорганизации китайского комсомола. Социалистический союз молодежи (название с 1922 г.) стал Новодемократический союзом молодёжи Китая (до 1957 г.). Мао прекрасно понимал, что трогать основы идеологии КПК ему не следует. Новое название молодежной организации почти десятилетие отражало идеологическую суть «комсомольцев», которую они активно продвигали в народ: китайская национальная буржуазия не является врагом китайского пролетариата.

В то же время, к 1949 году Мао понял, что советскую модель социализма выстроить в Китае не удастся. Тогда китайский лидер решает выстраивать дружеские отношения с «западными партнерами», прочно обосновавшимися в Японии и на Тайване, через «обновленный» комсомол без опаски быть обвиненным соратниками по КПК и «старшим братом СССР» в «капиталистическом ревизионизме».

Преобразованный китайский комсомол возглавил Ху Яобан, земляк Мао. Ху Яобан, оставаясь на руководящих постах, пережил «Великую пролетарскую культурную революцию». А почти сразу после смерти Мао Цзэдуна этот «комсомолец» возглавляет КПК, продвигая «новодемократическую комсомольскую» идеологию уже с более высоких трибун вплоть до 80-х годов, будучи наследником идей не только «товарища Мао», но и Чэнь Дусю.

США к тому времени уже потерпели поражение во Вьетнаме, пережили нефтяной кризис начала 70-х и созрели для «китайских предложений» по углублению сотрудничества. Дело оставалось за тем, чтобы «буржуазные» идеи начали обретать сторонников в политическом руководстве Китая.

И это случилось. Ху Яобан открыто поддержал в 1986 году требования студенческих манифестаций о необходимости экономических преобразований. Ху Яобан всегда пользовался огромным авторитетом среди молодежи Китая за выражение готовности пересмотреть основные идеологические догмы в пользу либерализации. Остальная верхушка власти Китая к этому была не готова. Ху Яобан был отстранен от должностей. В апреле 1989 года он скончался от сердечного приступа, а в июне того же года разразились студенческие протесты на площади Тяньаньмэнь. В числе основных лозунгов протестующих было требование реабилитации Ху Яобана.

События лета 1989 года, связанные с протестами на площади Тяньаньмэнь некоторые китаисты оценивают как начало «цветной революции» и попытку захвата власти «комсомольцами» посредством военного переворота. Неофициальный лидер Китая того времени — Дэн Сяопин — сам являлся сторонником реформ и создателем «социализма с китайской спецификой», но попытку насильственного свержения власти жестко пресек. Выведением на ключевые посты выходца из Шанхая Цзян Цзэминя остановило развитие конфликта между представителями Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и «комсомольцами». Ввод представителей «шанхайской» группы в Политбюро КПК стал компромиссным решением и на время снял проблему обострения противостояния «комсомольской» и «армейской» властных группировок.

В мире, тем временем, случалась мощнейшая геополитическая катастрофа — перестал существовать СССР. Безоговорочным политическим и экономическим лидером стали США, где срочно пересматривают внутреннюю и внешнюю политику. Демократическая партия США на подъеме.

Пересмотрели идеологические основы элиты Китая. В 1992 году в Политбюро КПК появляется «комсомолец» Ху Цзиньтао, наследник идей Чэнь Дусю и Ху Яобана. «Комсомольцы» начинают увеличивать влияние на китайскую политическую жизнь.

На XIV съезде КПК в 1992 г. Ху Цзиньтао с уровня низового чиновника регионального уровня входит в Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК, минуя обязательное для всех членство в Политбюро. До этого он одно время руководил (из Пекина) парторганизацией Тибетского автономного региона. Именно при нем было организовано жесткое подавление местных уйгурских мятежей. Некоторые эксперты полагают, что его опыт был использован КПК во время «контрреволюционного мятежа» на площади Тяньаньмэнь.

После того, как в США к высшей власти приходят демократы, в Китае влияние «комсомольцев» с их ориентацией на буржуазный путь развития растет во многих сферах. Китай начинает постепенное превращение в «мировую фабрику». Увеличиваются объемы инвестиционных потоков их США в Китай. В обратном направлении устремляются контейнеровозы. Китайский бизнес процветает. Начинается активное оживление карьерного роста «комсомольцев».

В конце 90-х и начале нулевых годов США приступили к реализации планов установления глобального военно-политического доминирования. Мир пережил первые «постиндустриальные» глобальные кризисы 1998 и 2000 годов. Впервые стало ясно, что исчезновение соцлагеря не является гарантией «бескризисного» роста.

Между тем республиканцы, пришедшие к власти в США для решения геостратегических проблем, никогда не были особенно дружелюбными с китайскими лидерами. А в самом Китае противостояние «комсомольцев» и «армейцев» никуда из коридоров власти не ушло.

Многократно возросшее влияние США на китайские элиты на фоне крепких финансово-экономических связей усилило «комсомольцев». Демократы США активно поддерживают их влияние на китайское общество еще и посредством мощной идеологической поддержки в СМИ.

3. Китайские «армейцы» и «комсомольцы» в 21 веке

Спустя десятилетия китайские элиты увидели, что слепое следование в фарватере либеральных экономических идей главного бенефициара экономического роста КНР — США — чревато экономическими и политическими последствиями. Все возрастающий уровень коррупции в органах власти был тому подтверждением. Среди китайских государственных идеологов начали набирать силу идеи «особого китайского пути».

Компенсировать растущее влияние «комсомольцев», азартно продвигающих либеральные идеи, в китайских властных структурах могут только консервативные «армейцы». И в 2002-2003 годах противостояние властных группировок начало нарастать. В те же годы впервые непримиримым борцом с коррупцией проявил себя Си Цзиньпин.

В 2002 году проходит XVI съезд КПК, разрешивший бизнесменам становиться членами КПК. Генеральным секретарем ЦК КПК становится Ху Цзиньтао. Согласно процедурам, в 2003 году пост Председателя КНР переходит от предыдущего Председателя Цзян Цзэминя к Ху Цзиньтао. Но высший военный пост Цзян Цзэминь, не уступает, как это было ранее, новому Председателю КНР. Все это напоминает классическое двоевластие. С одной стороны «комсомольцы» за прошедшее десятилетие добились высшей власти и идеологического влияния на Китай. С другой стороны, руководителем силового блока страны — НОАК — остается Цзян Цзэминь, представитель армейской властной группы.

Обострение борьбы за власть в Китае неожиданно для всех сопровождается вспышкой «атипичной пневмонии» (SARS-CoV-1) в Гуандуне. В то время главой медицинской комиссии, выехавшей на место, был Ма Сяовэй, врач-чиновник системы здравоохранения Китая. Тогда власти Гуандуна утверждали, что нет никаких оснований говорить об эпидемии «атипичной пневмонии» в провинции. В столице провинции — городе Гуанчжоу — проводится Чемпионат Китая по футболу.

Местные власти категорически отказываются следовать указаниям по срочной организации карантина, исходящих от «железной леди Китая», чиновницы У И, выполнявшей в то время обязанности уволенного министра здравоохранения. После акта неповиновения следуют увольнения высших региональных чиновников, соратников Цзян Цзэминя.

В СМИ стартует кампания по нагнетанию страха эпидемической опасности «атипичной пневмонии». Серьезные заболевания массового характера всегда пугают китайское население до состояния массового психоза — история не раз показывала, что повышенная плотность населения любую вспышку быстро превращает в эпидемию. В СМИ виновным в распространении SARS выставляется Цзян Цзэминь и его сподвижники. Соответствующий отклик в общественном мнении был получен. В Пекине Ху Цзиньтао отстраняет от власти многих соратников Цзян Цзэминя. Давление на самого Цзян Цзэминя нарастает. И в 2004 году он лишается своего поста в главном военном ведомстве Китая.

Так с помощью «эпидемического психоза» при поддержке международных либеральных СМИ «армейская» властная группировка была опять отодвинута с ключевых постов.

Между тем в Китае нарастает антикоррупционная кампания. Вскрываются многочисленные случаи срастания бизнеса и власти. Одним из чиновников, жестко пресекающих коррупционные связи, был Си Цзиньпин. Несмотря на свои тесные связи с НОАК, Си считался высшим руководством компромиссной фигурой в противостоянии с «комсомольцами».

В 2012 году Си Цзиньпин становится Генеральным секретарем ЦК КПК, в 2013 году избирается Председателем КНР и оставляет за собой ранее занятые должности в КПК и НОАК. Начинается устранение «либерального» влияния на партийную дисциплину, берется ориентир на создание «цифрового суверенитета» Китая.

В 2015 году работа Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, во главе Ван Цишанем, была построена с особым упором на «комсомольские провинции» — провинции среднего течения реки Янцзы: Хунань, Хубэй, Аньхой, откуда родом многие «комсомольские» партийные деятели и где авторитет «комсомольского» крыла КПК особенно силен.
Только комиссия проявляла повышенный интерес к деятельности не глав региональных органов власти, а ко второму властному уровню — заместителям, вице-губернаторам. Активная работа по искоренению коррупции на всех уровнях власти уже тогда спровоцировала отток членов Коммунистического союза молодежи Китая. Речь не о массовой «сдаче партбилетов». По китайским законам, если в течение полугода член организации не платит членские взносы, он считается исключенным. По некоторым данным, в период председательства Си объем членских взносов сократился вдвое. Сегодня Центральную комиссию КПК по проверке дисциплины возглавляет Чжао Лэцзи, земляк и соратник Председателя Си.

В 2018 году Первым секретарем ЦК КСМК назначен Хэ Цзюнькэ, представитель «армейского» властного крыла Китая. После этого устав КСМК перерабатывается, в него вносятся идеи Си Цзиньпина, главная из которых — держать равнение на КПК. Так «армейская» группа в китайской властной структуре близко подобралась к первым лицам «комсомольских» представителей власти. «Комсомольцам» просто необходимо было что-то предпринимать для возврата прежних позиций во власти.

Вспышка новой инфекции, вызванной SARS-CoV-2, в декабре 2019 года в Ухане, была использована «комсомольцами» в качестве реванша в борьбе за власть в Китае.

К 23 января 2020 года решение о введении жестких карантинных мер в районах вспышки COVID-19 было принято руководителями районных, городских и областных комитетов КСМК. Одним из инициаторов жестких карантинных мер выступил все тот же Ма Сяовэй, представлявший систему здравоохранения в 2003 г. в Гуандуне.

На протяжении 20 лет этот человек бессменно занимает высокие должности и сегодня возглавляет борьбу с COVID-19 в КНР. Считается, что идеи карантинных локдаунов в Китае были отработаны по схемам, предложенным Ма Сяовэем. Для непосредственного руководства организацией карантина была срочно переведена с должности в Министерстве коммерции КНР та же У И, которая сама родом из Уханя. До этого У И полтора десятилетия руководила развитием американо-китайских торговых связей и была очень тесно связана с представителями демократов США.

Лаборатория в Ухане получила результаты тестов по возбудителю SARS-CoV-2 еще в декабре. Тогда же эти данные были отправлены в Национальную комиссию здравоохранения КНР, подчиненную Госсовету во главе с Ли Кэцяном. «Комсомолец» Ли Кэцян не вносил вопрос о распространении новой инфекции в повестку на протяжении нескольких заседаний. По каким причинам это не делалось — не понятно. Одни утверждают, что это связано с низкой опасностью SARS-CoV-2. Другие — с необходимостью увеличения масштабов распространения заболевания.

Всему миру СМИ продемонстрировали падающих посреди улицы людей в Ухане.

Однако в 2020 году «армейская» властная группа в китайской элите уже была готова к «лишнему шуму». С одной стороны «эпидемический» сценарий переворота «комсомольцев» был более жестким: с полной блокадой многомиллионного города. С другой стороны — «армейцы» были во всеоружии.

Председатель Си уже через неделю после объявления местными властями локдауна в Ухане сформировал спецкомиссию в НОАК для разработки плана действий. В провинцию Хубэй были переброшены войска для содействия с местными властями по организации карантинных мероприятий. Так Си Цзиньпин блестяще перехватил инициативу у «комсомольцев».

После карантинных мероприятий в Ухане и других городах Си Цзиньпин провел серьезную работу по выявлению контрпродуктивных настроений в среде китайских «комсомольцев». Многие чиновники были уволены, некоторые арестованы. В целом же Китай пришел к стабильной эпидемиологической ситуации. Второй волны коронавирусной пандемии в КНР не наблюдается.

Но это в Китае. Другие же страны, объявившие по примеру КНР общегосударственные карантины, не могут также оперативно справиться с эпидемическими проблемами. Из-за локдаунов ухудшилась экономическая ситуация. Если в Китае карантин снят везде, то в Европе и США продолжается обострение ситуации вплоть до коллапса здравоохранения. Вторая волна COVID-19, полностью отсутствующая в Китае, не оставляет Европе и США шансов на возвращение к прежнему уровню потребления и производства в ближайшие годы.

4. Цепочка случайных событий

Интересно, что с начала 2020 года можно проследить интересную цепочку случайных совпадений.

Пандемия началась на пике противостояния Китая с Трампом в год президентских выборов в США. Торговая война между КНР и США наносила больший ущерб Китаю. Второй срок президентства Трампа принес бы экономике Китая еще больше проблем.

Часть крупного китайского бизнеса тесно связана с представителями демократической партии США, противостоящей Трампу и республиканцам.

Трамп до пандемии достаточно благополучно «делал Америку снова великой». Рост экономики США превышал рост мировой экономики. А это давало весомые гарантии победы на президентских выборах в США. Многие признают, что Трамп «потерял очки» именно из-за пандемии.

Первые «панические» локдауны в США были организованы в сугубо «демократических штатах» — в Калифорнии и Нью-Йорке. Показательна спешка в организации таких локдаунов: город Сан-Франциско был «закрыт» при нулевом количестве заболевших. Для чиновников администрации губернатора Калифорнии публичным обоснованием для введения карантинных ограничений был образец успешных аналогичных действий. А на тот момент такой пример был только в КНР.

Китайской модели коронавирусного карантина стали следовать все развитые страны, не имевшие и не имеющие для этого жесткой центральной власти, подобно китайской.

И на конец ноября 2020 года случается так, что не совсем здоровый конкурент Трампа демократ Джо Байден, одерживает победу на выборах и в январе 2021 года возглавит США с командой из слабых игроков второго и третьего плана бывшей команды президента Обамы.

После событий весны 2020 года среди «комсомольцев» прошли аресты. Одни чиновники были арестованы за установку запрета на туристические поездки за пределы провинции Хубэй, другие — за недосмотр в период действия карантина, когда некоторые жители Уханя смогли приехать в Пекин.

Случайно ли перечисленные звенья цепи событий шаг за шагом вели Китай к выигрышному положению на мировой арене?..

другие новости

Запашный сообщил о проблемах с поставкой кислорода в больнице, где лежал Грачевский

Запашный сообщил о проблемах с поставкой кислорода в больнице, где лежал Грачевский

Борис Грачевский умер 14 января от коронавирусной инфекции. Об этом стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM. Известный российский дрессировщик Эдгар Запашный...