Почему Великобритания рассматривает Турцию как важнейшего союзника после Брексита

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

После того, как 1 января после года напряженных переговоров официально завершился переходный период Соединенного Королевства для выхода из Европейского союза (ЕС), консервативному правительству Бориса Джонсона удалось заключить торговую сделку с ЕС. Хотя сделка считается относительно выгодной, учитывая прошлые финансовые риски Брексита без сделки, и Великобритания по-прежнему сохраняет некоторые экономические выгоды, она все же стремится развивать свои торговые связи за пределами Европы.

Одним из новых, более сильных союзников для Великобритании, которая теперь находится вне ЕС, является Турция. Обе страны договорились об исторической торговой сделке 29 декабря, до официального выхода Великобритании из ЕС. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал ее самой важной торговой сделкой Турции с момента ее Таможенного союза 1995 года с ЕС.

«Даст Бог, мы входим в новый этап, в котором выиграют и Турция, и Великобритания», – сказал президент Эрдоган.

Перед сделкой, министр торговли Великобритании Лиз Трасс заявила, что надеется добиться «беспошлинных торговых соглашений и поможет поддержать наши торговые отношения», добавив, что предстоящая сделка «обеспечит тысячи рабочих мест по всей Великобритании в производстве, автомобильной и сталелитейной промышленности».

Сделка обеспечивает существующие торговые связи на сумму 25,2 миллиарда долларов в 2019 году, включая экспорт Турции в Великобританию, в основном это драгоценные металлы, автомобили, текстиль и электрооборудование. Великобритания является вторым по величине экспортным партнером Турции после Германии.

Как два ранее близких союзника, сделка приносит пользу их торговым связям, поскольку устраняет экспортные пошлины и, следовательно, предотвращает финансовые потери для них.

Такого соглашения давно ждали. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил в начале июля прошлого года, что торговая сделка между Великобританией и Турцией «очень близка» во время визита в Лондон для встречи со своим коллегой Домиником Раабом.

Это также увеличивает вероятность того, что Турция и Великобритания наладят еще более тесные экономические связи в предстоящее десятилетие. С экономической точки зрения заключение этой сделки очень выгодно Великобритании, поскольку Турция занимает сильную экономическую позицию среди ее союзников, не входящих в ЕС.

Между двумя странами сложились прочные отношения за последнее десятилетие, особенно в связи с тем, что Великобритания поддержала усилия Турции в борьбе с так называемым Исламским государством (ИГИЛ). Великобритания также выразила Турции сочувствие после неудачной попытки государственного переворота в 2016 году, которую она раскритиковала как «нападение на демократию в Турции», в то время как другие государства ЕС не оказали такой поддержки.

На фоне ухода Великобритании из ЕС после референдума по Брекситу в 2016 году, она отклонилась от общей политической позиции других стран-членов ЕС. Например, когда Франция и Германия прекратили продажу оружия Турции после контртеррористической операции «Весна мира» в 2019 году против связанной с РПК группировки YPG на севере Сирии, Великобритания продолжала поставки оружия и не критиковала Турцию, как это сделали другие страны.

Более того, Франция разработала более антагонистическую внешнюю политику по отношению к Турции, особенно из-за разногласий в Восточном Средиземноморье и конфликта в Ливии – поскольку Анкара помогала международно – признанному правительству национального согласия (ПНС) в борьбе с путчем поддерживаемого Парижем военачальника Халифы Хафтара.

Фактически, в июле прошлого года Франция вышла из военно-морской миссии НАТО в Восточном Средиземноморье – инициатива, которая также была направлена на обеспечение эмбарго на поставки оружия Ливии. Париж был в значительной степени мотивирован подрывом Турции после того, как она эффективно препятствовала ее геополитическим амбициям.

Очевидно, что в то время как выход Великобритании из ЕС позволяет ей сблизиться с Турцией, другие страны НАТО пытались использовать НАТО в качестве оружия для давления на Турцию. Даже Дональд Трамп ранее вводил санкции против Турции, а избранный президент Джо Байден в ходе своей президентской кампании заявил, что он рассмотрит возможность поддержки оппозиции в Турции. Это по понятным причинам вызвало возмущение в Анкаре, когда турецкое правительство назвало комментарии Байдена «интервенционистскими».

По сравнению с другими могущественными западными государствами, Великобритания, несомненно, является самым близким и наиболее восприимчивым союзником Турции, что создает для них основу для создания еще более сильного союза.

Между тем, поскольку правительство Бориса Джонсона продвигало идею о том, что после Брексита, Британия добивается более независимой внешней политики, свободной от каких-либо ограничений ЕС, Турция в дальнейшем будет рассматриваться как удобный союзник, учитывая ее геостратегическое значение вблизи Европы, Восточного Средиземного моря, Левант и Ближний Восток в целом.

Великобритания может использовать это для сохранения желаемого регионального влияния. Правительство Бориса Джонсона уже пыталось поддерживать свое внешнеполитическое влияние через других традиционных союзников, таких как Бахрейн, где у него есть ключевая военно-морская база, которая помогает Великобритании проецировать военное влияние на Ближнем Востоке. Обеспечение партнерства с Турцией дало бы Великобритании дополнительные рычаги воздействия на сохранение своего влияния в этих регионах.

Это также может привести к более тесному сотрудничеству между Анкарой и Лондоном в Восточном Средиземноморье. Великобритания может рассматривать Турцию как полезного союзника в этом стремлении, поскольку она может стремиться контролировать и оказывать влияние на судоходные пути через Суэцкий канал. Это часть желания Великобритании возродить часть геополитического контроля, который у нее был в прошлом, особенно в Леванте и Египте, в то время как у нее также есть военное присутствие на острове Кипр.

Это может создать возможность для дальнейшего активного принятия внешнеполитических решений. Например, хотя Великобритания заняла более замкнутую позицию в конфликте в Ливии, у нее больше возможностей для работы с Турцией, которая поддержала международно признанное Правительство национального согласия (ПНС). Следовательно, это могло бы создать более эффективное партнерство, если бы Лондон и Анкара работали вместе, и могло бы способствовать дальнейшему укреплению мира в этой стране. Это один из примеров потенциально позитивного внешнеполитического сотрудничества между двумя странами.

Однако Британия после Брексита, скорее всего, будет играть более сдержанную внешнеполитическую роль в настоящее время, о чем свидетельствует прекращение ею внешней помощи в ноябре прошлого года. Тем не менее, ее сделки как с Турцией, так и с ЕС показывают, что она может эффективно балансировать между ними. Кроме того, Brexit стал катализатором укрепления связей между Турцией и Великобританией и должен еще больше укрепить их отношения на долгие годы, делая Анкару еще более стратегическим и экономически важным союзником Лондона.

Кнопка «Наверх»