22 C
Москва
Четверг, 24 сентября, 2020

Наше мнение

Бедность в мире – правда и мифы

Устаревшее видение Индикатор ВВП также напоминает хоккейную клюшку, если рассматривать рост ВВП на душу населения со времен Христа до 1820 года. Чтобы измерить это, американский...

«Ведомости»: финансовая помощь России Беларуси – пустая трата денег

По словам Суздальцева, преподавателя Московского экономического университета (ВШЭ), это третья попытка усилить интеграцию России и Беларуси. Тем не менее, белорусский эксперт прогнозирует «бесконечную задержку»;...

ЕС: в Беларуси продолжаются жестокие репрессии, 500 случаев пыток

Депутаты Европарламента обсудили ситуацию в этой стране в преддверии голосования Европарламента по резолюции по Беларуси, запланированного на четверг. Месяц назад министры иностранных дел ЕС...

Немцы поддерживают Навального. Реален ли отказ от строительства «Северного потока – 2»?

Клиника Charite в Берлине, где находится Алексей Навальный, постоянно информирует о состоянии здоровья своего самого узнаваемого пациента. Судя по последним сообщениям, он чувствует себя...

Bloomberg: Жесткая сила тоже имеет значение. Европа должна признать угрозу, исходящую от России

Открытое изменение Россией международных стандартов требует решительного ответа со стороны Запада. Однако это будет исходить не от администрации Дональда Трампа, чьи мягкие увещевания постоянно...

Чем Китай может угрожать Европе? ЕС должен больше реагировать на инвестиционную стратегию Пекина

В ЕЦА подчеркивается, что Китай с 1980-х годов реализует инвестиционную стратегию, в рамках которой государственные и частные компании поощряются к инвестированию в стратегические секторы...

Пандемия меняет китайскую модель развития

Эти слова получили большой отклик в мире. Си Цзиньпин, президент КНР, защищал глобализацию и открытые рынки на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе...

Китай работает над вакцинами против Covid-19. Утвержденный препарат станет еще одним инструментом войны с США

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) еще не одобрила вакцину против коронавируса для использования, но отдельные правительства уже стремятся к получению доз для своих граждан. Состоятельные...

Пандемия меняет китайскую модель развития

Принято считать, что Китай является самым большим участником процесса глобализации, особенно после его вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) в декабре 2001 года. Торговый спор между США и Китаем недавно вступил в острую фазу. Между тем, китайский лидер Си Цзиньпин предупредил в январе 2017 года: «Никто не выйдет победителем из торговой войны».

Эти слова получили большой отклик в мире. Си Цзиньпин, президент КНР, защищал глобализацию и открытые рынки на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе 2017 года. Это было тем более поразительно в контексте политики администрации Дональда Трампа, вытекающей из многосторонних соглашений, защиты собственного рынка и даже разжигания торговых войн. Китайский лидер в Давосе предупредил еще до начала конфликта: «Никто не выйдет победителем из торговой войны».

Таким образом, возник парадокс, потому что в колыбели (нео) либерализма и открытых рынков — США — были помещены односторонность, протекционизм и ограничение доступа к собственному рынку, в то время как коммунистический Китай защищал открытость, глобализацию и многосторонность.

Двойной поворот

Однако неожиданный противник в виде коронавируса и пандемии снова побудил Китай адаптироваться к новым обстоятельствам и условиям и наметить еще одно изменение модели своего развития. Первые признаки этого изменения появились после заседания Политбюро Коммунистической партии Китая (КПК) в составе 25 человек в мае, но только недавняя встреча (25 августа) 12 выдающихся специалистов, экономистов и стратегов с Председателем Си показала, что на самом деле произойдет.

А это выглядит так:

  • Новая стратегия государства, «двойное обращение» (шуан сюньхуан) и даже новая модель развития, основанная на этом механизме, принятая Политбюро ЦК КПК 30 июля.
  • Именно на этой стратегии основана следующая, 14-я пятилетка на 2021-2025 годы, которая будет принята на предстоящем пленарном заседании ЦК КПК в октябре этого года.
  • Эта новая стратегия должна быть тесно связана с долгосрочным видением «Китайских стандартов 2035 года», то есть программой по превращению Китая в инновационный и высокотехнологичный организм, который также будет обслуживаться новой долгосрочной Национальной среднесрочной и долгосрочной программой развития науки и технологий. Работа над ним уже ведется (предыдущая, рассчитанная на 2005-2020 годы, была принята в 2006 году).
  • Новые планы будут включать текущую стратегию «Сделано в Китае 2025», а также видение инициативы «Один пояс, один путь» (BRI), включая, что немаловажно, ее ИТ-версию — Цифровой шелковый путь.
  • Все вышеперечисленное дополнит Новую национальную систему (синь син дзюго тичжи), объявленную еще в марте этого года Си Цзиньпином, которая должна подчиняться одной главной цели — увеличению потенциала и могущества государства и, по сути, приведению к «великому возрождению» в середине этого века, века КНР.

Технологии прежде всего

Пока не опубликованы детали предлагаемых программ, октябрьский пленум будет иметь ключевое значение, но некоторые основные вопросы следует отметить.

Во-первых, прямым следствием пандемии является изменение стратегии и включение механизма двойного оборота, то есть сосредоточение внимания в первую очередь на процветающем внутреннем рынке, сильном среднем классе и широком круге внутренних потребителей. С другой стороны, нынешние маховики китайской экономики — глобализация, торговля, экспорт, открытость миру и даже развитие инфраструктуры — останутся важным элементом всего механизма, тем не менее тесно связаны с новой стратегией. Если верить Global Times: «Сосредоточение внимания на внутренней торговле не означает, что Китай откажется от внешней торговли».

Это прямой ответ на пандемию и «потрясения на мировых рынках», вызванные торговыми войнами и проявлениями односторонности. В то же время он обозначен как оптимальный для достижения баланса между глобальным циклом и внутренним обращением, указанным вторым, но имеющим приоритетное значение, поскольку его еще предстоит построить.

Во-вторых, из этих предположений ясно, что главная цель — это уже не экономика и торговля, а услуги и, прежде всего, новейшие технологии. Дело в том, чтобы к 2035 году необходимо построить инновационное общество. Это предположение, в свою очередь, впервые появилось на последнем 19-м съезде КПК в октябре 2017 года, но в последнее время оно приобрело дополнительное значение в контексте постулатов, относящихся к «разъединению», то есть разъединению или отрыву от американских и, в более широком смысле, западных технологий. Однако справедливы вопросы о том, как этого добиться при закрытии и четко ограничении обмена, в том числе научного. Таким образом, остается актуальным важный вопрос, поставленный в самом начале реформ Дэн Сяопином: «как освободить китайские умы»? И как гарантировать инновации в ситуации, когда в КНР ограничены свобода, обмен и академическая свобода?

В-третьих, Китай, который переключает все свои силы на новые технологии (и зеленую экономику), намеревается, как и Германия, быть в авангарде прогресса и, очевидно, хочет диктовать свои условия по этим ключевым вопросам, а не подчиняться внешним требованиям или угрозам. Таким образом, вслед за экономическим и коммерческим, взоры Запада буквально растут в глазах другого «китайского вызова», на этот раз технологического.

В-четвертых, новые концепции и решения подтверждают «проявить инициативу», заявленную Си Цзиньпином этой весной в контексте пандемии, и, прежде всего, они должны стать ответом на торговую войну с США и ухудшение отношений с демократическим миром в целом.

В-пятых, все эти новые видения и проекты связаны с именем Си Цзиньпина, в то время как премьер-министр Ли Кэцян даже не присутствовал на встрече 20 августа, в то время как по традиции КНР, а особенно после реформ Дэн Сяопина, премьер-министр отвечал за экономику и управление и планирование. На этот раз главным сторонником новой стратегии является не кто иной, как заместитель премьер-министра Лю Хэ, который много лет был близок с Си Цзиньпином, недавно известный как главный переговорщик на торговых переговорах с США. Также важным является экономист Джастин Ифу Линь, известный во всем мире.

Видения и противоречия

На данный момент еще слишком рано судить о том, что принесет новая стратегия и, возможно, новая модель развития. Несмотря на явное отступление внутрь себя, вряд ли это будет возвращение к концепции “зила гэншэн”, известной с эпохи Мао Цзэдуна, то есть к самообеспечению. Скорее кажется, что китайские власти просто усвоили уроки пандемии и торговой войны, и они уже прекрасно знают, что на внешних рынках будет сложнее, а не легче, и тем не менее существуют проблемы и на внутренней арене, о чем и говорится.

Так много вызовов, внутренних и внешних, что было решено сосредоточить все полномочия по принятию решений в одни руки — Си Цзиньпина. Следовательно, дело не только в его необузданной жажде власти, как это принято на Западе. Да, автократические решения при его правлении (с 2012 года) явно растут, как и концентрация и монополизация власти (возвращение к марксизму или маоизму, также в экономике, – это отдельная тема). Однако дело в том, что все последние идеи и видения напрямую связаны с его личностью.

Президент Си имеет полную власть, но также и полную ответственность. Отсюда и голоса, довольно сильные, говорящие о том, что это может сбить с толку страну.

Неудивительно, что даже официальное агентство Синьхуа в своем отчете после, казалось бы, решающего заседания Политбюро 30 июля дало оценку, что «текущая экономическая ситуация (внутри страны и за рубежом) сложна и довольно мрачна, полна нестабильности и неопределенности ».

Однако с точки зрения программ развития концентрация власти в одних руках, столь спорная даже в КНР, имеет одно большое преимущество: действия могут быть однозначно согласованными друг с другом и в то же время последовательно вводиться шаг за шагом. Более того, как можно видеть, на протяжении всего процесса преобразований и реформ сохранялось огромное преимущество китайского правительства, то есть его исключительная адаптивность.

Стратегия «двойного поворота» – это ответ на неожиданную пандемию. Следует согласиться с мнением, что это не что иное, как ответ Китая на вызовы, которые ставят США и Запад. Это лучшие примеры или доказательства китайской гибкости, а не только жесткая приверженность идеологическим мантрам, в которых Запад так часто обвиняет Китай.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Последние новости

В Екатеринбурге открылась благотворительная столовая для нуждающихся

Благотворительная столовая начнёт свою работу 28 сентября по улице Восточной 21. Столовую открывают учредители благотворительно фонда «Общество Малышева 73» Игорь Заводовский и Константин Погребинский. Сегодня состоялась...

Алекса выходит замуж за фитнес-тренера Вячеслава Дайчева

В Instagram она разместила снимок своей руки с роскошным кольцом. Будущий супруг певицы - фитнес-тренер Вячеслав Дайчев. 32-летняя артистка никогда не сочеталась браком. С Дайчевым...

Бочкарева покорила фанатов своими аппетитными формами

Актриса сделала снимок в бассейне любимого фитнес-клуба, где она позирует в слитном купальнике алого цвета с откровенным декольте. Поклонники отметили сексуальные формы женщины. В комментариях...

Следком проверит жалобу жителя Башкирии на пытки в полиции

Житель Стерлитамака Иван Я. написал жалобу в СК, в которой обвиняет полицейских в том, что они подбросили ему наркотики, избивали и угрожали изнасиловать шваброй. По...

Собчак раскритиковала Бузову за фото неузнаваемого Петрова

При этом Бузова разместила в Сети фото, на котором она откорректировала не только свое лицо, но и лицо Петрова. Ксения Собчак заметила это и...