Позиция Байдена в отношении Израиля не будет сильно отличаться от позиции Трампа

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Одной из отличительных черт президентства Трампа был уровень безоговорочной поддержки, которую Израиль получил от Белого дома. Посольство США было перенесено в Иерусалим, Израилю был дан карт-бланш в отношении своего обращения с палестинцами, и он воспользовался преимуществами кампании Вашингтона по «максимальному давлению» против Ирана, а также дипломатическим успехом в соответствии с «Соглашениями Авраама».

Администрация Трампа назвала себя самой «произраильской». Это мнение, похоже, нашло отклик у большинства израильтян: согласно сообщениям, более 60% всех израильтян поддержали Дональда Трампа накануне президентских выборов в США.

В соответствии со своим стилем персонифицированной политики президент Трамп быстро укрепил союз с Биньямином Нетаньяху, который сам является все более противоречивой фигурой в Израиле. Его зять и старший советник Джаред Кушнер наладил отношения, регулярно вылетая в регион, чтобы действовать как личный посланник Трампа в отношениях с Израилем. Совсем недавно это проявилось в ведущей роли Кушнера в содействии ряду двусторонних нормализаций между арабскими странами и Израилем под эгидой «Соглашений Авраама».

Теперь, когда президентство Трампа закончилось, все взоры будут прикованы к Байдену и тому, как он будет вести себя с ближайшим, но самым спорным союзником Америки в регионе. В то время как Байден объявил, что он стремится восстановить американскую помощь палестинцам, ограниченную при Дональде Трампе, его госсекретарь Энтони Блинкен открыто заявил, что посольство США будет оставаться в Иерусалиме.

Несмотря на все разговоры Байдена об отмене внешнеполитических решений эпохи Трампа, его позиция по Израилю вряд ли будет сильно отличаться от позиции его предшественника.

Байден может риторически выступить против некоторых из наиболее сомнительных политик Израиля в отношении палестинцев и, безусловно, будет отстранен от Нетаньяху, но, вероятно, на этом все и закончится.

Ни для кого не было секретом, что Обама и Нетаньяху не любили друг друга, повторения того же настроения можно ожидать и при Байдене, который, скорее всего, делегирует свои отношения с израильтянами своей внешнеполитической команде. Байден хотел бы подчеркнуть, что именно Израиль как государство, а не Нетаньяху, поддерживают США.

Байден, однако, не будет активно участвовать в построении внешнеполитического подхода в отношении арабо-израильского конфликта. Если судить по его недавней вспышке телефонной дипломатии, Израиль и Палестина не являются частью политических приоритетов президента.

Байден решил выделить определенные части Ближнего Востока, такие как Йемен, как точки, вызывающие озабоченность во время предвыборной кампании, однако он не сделал никаких замечаний относительно нового подхода к миру между палестинцами и израильтянами.

Более того, его решение заполнить ключевые посты по вопросам внешней политики и национальной безопасности представителями истеблишмента, дружественными израильтянам, предполагает, что взаимодействие Байдена с Израилем будет обычным делом.

Несмотря на то, что в Демократической партии стали больше критиковать Израиль, сам Байден будет придерживаться своей линии в отношении Израиля. Члены его элиты национальной безопасности уже заявили, что их решения по Ближнему Востоку будут приниматься в тандеме с израильтянами. Как и раньше, израильский фактор играет большую роль в общих соображениях внешней политики Америки.

С другой стороны, одним из потенциальных препятствий между Израилем и США при Байдене является готовность администрации вернуться к той или иной форме Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) с Ираном.

Сохранение экономической изоляции Ирана служило интересам Израиля, и Нетаньяху пользовался риторической поддержкой Трампа против иранских амбиций в регионе. Байден уже сталкивается с интенсивным лоббированием со стороны израильтян с целью заключения сделки, отвечающей их интересам. Если согласие президента с Израилем до сих пор является каким-либо признаком, то любая будущая передача СВПД, скорее всего, будет отражать вес Израиля в Вашингтоне.

Неизменная политика США

Американские президенты, независимо от политической ориентации, оставались яростно произраильскими. Это часто происходило за счет отношений Америки с другими региональными партнерами и постепенно снижало способность Вашингтона выступать в качестве надежного посредника в содействии долгосрочному урегулированию арабо-израильского конфликта.

Если смотреть с Ближнего Востока, США вынуждены играть покровителя Израиля, и им не место в будущих переговорах относительно справедливого решения, которое позволило бы палестинцам процветать вместе с израильтянами. Позиция Байдена по отношению к Израилю является продолжением той же политики, которая вытесняет партийные линии и стала одной из основ американской внешней политики.

Значение Израиля во внутриполитических дебатах в США побудило американских политиков занять универсально произраильскую позицию. Это также сделало критику Израиля практически невозможной для любого основного американского политического кандидата. Джо Байден в этом плане не исключение.

У Байдена нет политических стимулов занять новую позицию в отношении Израиля. Фактически, он должен выглядеть решительно поддерживающим дело Израиля, хотя бы для защиты от политических атак со стороны республиканцев. Пока американские президенты обязаны постоянно отстаивать интересы Израиля выше интересов всех других в регионе, их политика в отношении Израиля останется в основном неизменной.

Возвращение к СВПД?

Предлагаемое Байденом возвращение к сделке с Ираном несколько обеспокоило израильтян. Это усугубляется назначением Роберта Мэлли – главного архитектора СВПД – специальным посланником президента по Ирану.

В израильских кругах к Малли относятся с недоверием из-за его роли в разработке СВПД. Израиль в долгосрочной перспективе заинтересован в ослаблении Ирана и верит, что США сделают это. Израильтяне с подозрением относятся к любому шагу по возвращению Ирана в свои ряды, которые предпочли бы, чтобы их самый изощренный противник подвергся санкциям и изолировался.

В этом смысле желание Байдена вернуться к определенной степени взаимодействия с Тегераном является самым большим отклонением от эпохи Трампа. Однако нынешняя динамика ситуации делает маловероятным немедленное достижение соглашения между США и Ираном.

Кампания Трампа по «максимальному давлению» на Тегеран сделала большую часть СВПД недействительной. Вместо этого администрация Байдена предлагает более долгосрочное соглашение в дальнейшем.

Кроме того, Байден, похоже, стремится унять опасения Израиля, когда дело доходит до Ирана. Члены его внешнеполитической команды преуменьшают любые опасения Израиля, утверждая, что любые будущие переговоры с Ираном будут проводиться в тесной консультации с израильтянами.

Даже в отношении Ирана Байден может просто защищать интересы Израиля, а не идти на широкий компромисс с Тегераном. В целом, глава американской внешней политики, посвященная Байдену, очень похожа на все предыдущие, когда дело доходит до отношений с Израилем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»