Разные правила для правительства и общества? Политическая буря после решения Бориса Джонсона

10:15, 26/05
- Анастасия Королькова -
просмотров: 681

Решение британского премьер-министра Бориса Джонсона не увольнять своего главного советника Доминика Каммингса, пойманного за нарушение правительственного запрета на движение, является по меньшей мере рискованным — как для борьбы с эпидемией, так и для него самого.

Как сообщили 22 мая вечером The Guardian и Daily Mirror, Каммингс 31 марта, через несколько дней после введения правительством ограничений – и когда он собирался изолировать себя из-за симптомов коронавируса — он был замечен в Дареме, северо-восточная Англия, более чем в 400 км от его лондонского дом. Также газеты сообщили, что 12 апреля, в пасхальное воскресенье, Каммингс был замечен менее чем в 50 км от города Дарем Барнард Кастл, а 19 апреля — через 5 дней после возвращения на работу в Лондон — снова был в Дареме.

После первой публикации канцелярия премьер-министра объяснила, что Каммингс отправился в дом своих родителей для присмотра за своим 4 летним сыном. Во-вторых, было сделано краткое заявление о том, что публикации полны “неточностей”.

Хотя объяснения о первой поездке могут быть приняты, пребывание в замке Барнард, и особенно вторая поездка в Дарем, уже не поддаётся оправданию. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что в воскресенье апелляцию Каммингса потребовала не только оппозиция, но даже несколько депутатов от правящей Консервативной партии.

Тем временем Джонсон на воскресной пресс-конференции на Даунинг-стрит сказал, что Каммингс, когда он ездил, чтобы обеспечить уход за детьми, вел себя ответственно и законно, поэтому он не мог осуждать его за действия в соответствии с инстинктами каждого отца. Британский премьер-министр, однако, вообще не ссылался на вторую поездку Каммингса и, настойчиво спрашивая об этом, повторил, что обеспечение ухода за детьми не противоречит закону.

Конференция была получена в качестве подтверждения повествования оппозиции о том, что различные правила применяются к правительству, а другие – к остальной части общества.

«Это был тест для премьер-министра, и он не прошел его. Тот факт, что Борис Джонсон решил не предпринимать никаких действий против Доминика Каммингса, является оскорблением жертв британцев», – заявил лидер оппозиционной Лейбористской партии Кейр Стармер.

Это не просто мнение оппозиции. Исследователи, консультирующие правительство о том, как реагировать на эпидемию, обеспокоены тем, что случай полностью подорвет доверие к правительству.

«Вы не можете доверять, если люди чувствуют, что для них есть одно правило, а для нас другое», – сказал профессор социальной психологии Стивен Райхер.

Епископ из Лидса Ник Бейнс сказал, что Джонсон относится к людям не правильно. Тим Монтгомери, создатель влиятельного блога Conservative Home, который, как следует из названия, поддерживает консерваторов, написал в Twitter: «Сегодня мне действительно стыдно, что я когда-либо поддерживал Бориса Джонсона на высоком посту».

Недовольство поддержкой Джонсоном Каммингса выражается в увеличении числа консервативных депутатов, и, по словам ITV, один из членов правительства заявил, что он «поражен» заявлением Джонсона, которое подрывает авторитет премьер-министра. Кроме того, в воскресенье вечером в аккаунте государственной службы в Твиттере кто-то опубликовал и быстро удалил — запись: «Можете ли вы представить себе работу с этими мошенниками?».

Этот вопрос еще более смущает Джонсона по 2 причинам. Прежде всего – в последние недели было 2 громких случая нарушения действующих ограничений, и в обоих случаях они заканчивались отставками. Речь шла о шотландском главном враче Кэтрин Колдервуд, который был пойман во время 2 поездок в ее второй дом в сельской местности, и о советнике государственного эпидемиолога Ниле Фергюсоне, которого подруга посетила дома.

Во-вторых, вопрос об очень большом влиянии, которое Каммингс уже поднял, и о том, что, в отличие от министров, парламентский контроль над его действиями отсутствует. И эти действия противоречивы — согласно британским СМИ, именно Каммингс должен был продвинуть концепцию иммунитета стада и выступить против введения социальных ограничений на ранних стадиях эпидемии. Также удивляет то факт, что он принял участие в сессиях SAGE (Научно-консультативная группа по чрезвычайным ситуациям), хотя он не ученый.

Нельзя отрицать, что Каммингс является очень эффективным политическим стратегом и сыграл ключевую роль сначала в кампании Brexit (он был главой кампании за выход Великобритании из ЕС в 2016 году), а также во время выборов в Палату общин в декабре прошлого года.

Джонсон думал, что Каммингс — хотя он, вероятно, нарушил запрет — все же нуждался в нем. Надежда на то, что дело «иссякнет» – на что, видимо, надеется Джонсон, – очень рискованная стратегия. Учитывая наибольшее количество смертей от Covid-19 в Европе и один из самых высоких показателей по отношению к населению, вспоминая проблемы, которые были на пике эпидемии с использованием средств индивидуальной защиты в больницах, медленный запуск массовых тестов и отсроченный ответ на инфекции в домах престарелых. Все труднее защищать тезис о том, что реакция правительства на эпидемию была правильной. В этой ситуации защита Каммингса — несмотря на факты и социальную порядочность — может не принести Джонсону пользы. И искренняя симпатия к премьер-министру, когда он чуть не умер от коронавируса, не поможет его репутации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Информационно- новостной портал