США начинают новую “холодную войну” на два фронта

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Бывший советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, который имел влияние на решения, принятые в самые суровые времена Холодной войны, увековечил борьбу между его страной и Советским Союзом (СССР), назвав ее “Великой шахматной доской”. Если бы Бжезинский был жив сегодня, он, вероятно, охарактеризовал бы процесс, начавшийся с избрания Джо Байдена, как “расширение шахматной доски США”.

В течение двух месяцев после того, как Байден занял Овальный кабинет, Соединенные Штаты сели за стол, чтобы играть в шахматы с Россией и в «го» (традиционная стратегическая игра в Восточной Азии) одновременно с Китайской Народной Республикой.

Использование Байденом фразы “США вернулись” в отношении внешней политики напоминает уход генерала Дугласа Макартура с Филиппин 11 марта 1942 года в результате давления японских оккупационных сил.

Первое заявление Макартура, когда он был вынужден отступить в Австралию, было: “Я вышел из Батаана и я вернусь”. Макартур смог выполнить это обещание 20 октября 1944 года. “Возвращение США” при Байдене, однако, оказывается быстрее, чем возвращение Макартура. Более того, президент США, слишком стремящийся доказать, что “США вернулись”, назвал российского президента Владимира Путина “убийцей” в телевизионном интервью и поклялся, что Путин заплатит цену за вмешательство России в президентские выборы в США в 2016 году.

Похоже, Белый дом считает, что он располагает большим количеством информации об якобы вмешательствах России в выборы на территории США, начиная с 2016 года, которые и привели Дональда Трампа на высший пост. Сколько подробностей будет “раскрыто” международной общественности об этих “операциях”, пока не ясно. И пока масштабы этих операций держатся в секрете, будет очень трудно понять причину возмущения американской администрации по отношению к России.

Китайские и российские угрозы, похоже, поменялись местами при новой администрации США. Но восхождение России на первое место не означает, что война против Китая была прекращена. На этот раз планы США в отношении Пекина развиваются на ином уровне, чем в 1972 году.

Первыми трещинами в линии разлома между Москвой и Пекином стали отход СССР от сталинского пути в 1956 году, антикоммунистическое восстание в Венгрии в том же году и споры по поводу размещения советских атомных подводных лодок в китайских портах в 1958 году. После пограничных конфликтов 1969 года эта линия разлома, углубленная борьбой за установление господства над международным коммунистическим движением, дала США возможность, которую они искали. Ричард Никсон и советник по национальной безопасности Генри Киссинджер проникли в эту трещину, создав раскол между Пекином и Москвой, который продлится до 21-го века.

С восхождением Китая на первое место в восприятии угрозы США с 2012 года единый фронт Москва-Пекин против Белого дома стал более четким. Сотрудничество между Россией и Китаем, начавшееся в области энергетики, за последние годы укрепилось и в области обороны. Сегодня российские и китайские военные самолеты выполняют совместные патрульные миссии над Тихим и Китайским морями.

Готовы ли США воевать на два фронта одновременно?

Соединенные Штаты, которые провели более половины своей короткой истории (чуть более двух столетий) в боевых действиях, дважды имели опыт ведения боевых действий одновременно на двух фронтах, один из которых был горячим конфликтом. Сыграв свою роль в победе над Германией и Японией вместе с союзниками во Второй мировой войне, США в значительной степени достигли своей цели, отделив Китай от Советского Союза во время холодной войны, которая началась после Второй мировой войны. Однако сегодня война на два фронта гораздо сложнее, к ней добавляются конфликты в космосе и киберпространстве.

США изо всех сил пытались реализовать свою стратегию войны на два фронта и во Второй мировой войне. Более того, у них были самые большие проблемы с ее ближайшим союзником – Великобританией. С 1942 года начальник штаба армии США Джордж Маршалл бросил вызов британскому давлению на американских военных, чтобы начать десантную операцию в Европе.

Маршалл разделил военные ресурсы и вооруженные силы США таким образом, чтобы 70% были использованы против Германии и 30% – против Японии. Главной целью Маршалла было получение подавляющего преимущества над Германией и Японией в производстве боевой техники и боеприпасов, чего он и добился.

Нынешняя стратегия США, с другой стороны, основана на создании союзников и альянсов, а не на производстве оружия и боеприпасов против двух своих нынешних противников.

США создают союзников и альянсы

США мобилизовали свои военно-морские и военно-воздушные силы в течение двух месяцев и посылали сообщения о союзниках, которых они соберут, и союзниках, которые они создадут на обоих фронтах. Эта стратегия, ориентированная на военно-морские и военно-воздушные силы, предполагает добавление “Индо-Тихоокеанского НАТО” к “Атлантическому НАТО”.

Президент США Байден провел свою первую видеоконференцию во вторую неделю марта с заинтересованными сторонами этого Индо-Тихоокеанского альянса между США, Австралией, Индией и Японией, известного как диалог по безопасности квадранта (QSD) или “квадрант”.

Главы государств и правительств стран, входящих в “четверку” (премьер-министр Индии Нарендра Моди, премьер-министр Австралии Скотт Моррисон и премьер-министр Японии Есихидэ Суга), напрямую не обсуждали с Байденом китайскую угрозу, а обсуждали сотрудничество по региональным и глобальным вопросам. До 2021 года альянс QUAD был не более чем механизмом, объединившим военно-морские силы США, Австралии, Японии и Индии в рамках военного сотрудничества. Похоже, что этот альянс теперь станет основой регионального сотрудничества против Китая.

Генерал в отставке Барри Маккафри, командовавший сухопутными войсками США в войне в Персидском заливе 1991 года, прокомментировал в своем Твиттере оценку этой встречи, где собрались лидеры четырех стран: “Инициатива Байдена по Альянсу Quad…вполне может оказаться решающим сдерживающим фактором для агрессивных китайских региональных военных угроз”.

В апреле при участии Франции и Объединенных Арабских эмиратов (ОАЭ) “четверка” направит четкий сигнал Китаю, России и Ирану. Два отдельных военных учения, запланированных на 4-7 апреля и 25-27 апреля, охватят морской торговый путь протяженностью 5600 километров от Персидского залива и Оманского залива до Малаккского пролива.

Учитывая, что 90% мировой торговли по-прежнему осуществляется морем, совершенно ясно кому предназначается это “сообщение”. Стоит также отметить, что французский авианосец “Шарль де Голль” и боевая группа также прибыли в Персидский залив из Восточного Средиземноморья.

Еще одним важным событием в Индийском океане станет начало создания в 2022 году совместных военно-морских сил, по инициативе Соединенных Штатов и Великобритании. Флагманом целевой группы станет британский авианосец нового поколения HMS Queen Elizabeth (Королева Елизавета).
Теперь нам следует немного остановиться на позиции Великобритании в войне на два фронта.

Англосаксонский альянс также стоит плечом к плечу в третьей войне

По состоянию на 2021 год Великобритания оставила свою авантюру с ЕС в пользу нового геополитического выбора, по которому она теперь плывет вместе с США в открытом море мира. Этот выбор ознаменовался документом о стратегии внешней политики и безопасности под названием “Глобальная Британия в эпоху конкуренции” в конце второй недели марта, что совпало с интенсивной дипломатической активностью США и ультимативными заявлениями в адрес России.

Одним из наиболее ярких моментов в докладе является акцент на том, что Великобритания станет более крупным игроком в Азии. Почти одновременно с учениями, которые должны состояться в конце апреля в Индийском океане, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон совершит свой первый зарубежный визит в Индию после Brexit. Тот факт, что Россия определена в документе о стратегии внешней политики и безопасности Великобритании как “самая острая угроза британской безопасности”, указывает на то, насколько тесно Вашингтон и Лондон согласовали свои представления об угрозе.

В первом документе по стратегии внешней политики и безопасности после “Брексита” Великобритания заявила, что откажется от своего решения сократить количество ядерных боеголовок до 180 и вместо этого увеличит их до 260. Этим решением Великобритания также заявила, что направит свою силу ядерного сдерживания против России и Китая.

3 марта США опубликовали свое “временное стратегическое руководство по национальной безопасности”, подчеркнув важность повторного укрепления и модернизации альянсов и партнерств против возможных противников.

В то время как Китай, Россия, Северная Корея и Иран по-прежнему считаются потенциальными врагами в этом руководстве, представляющем собой проект новой Стратегии национальной безопасности США, растущий национализм и упадок демократии занимают первое место в списке проблем, требующих решения на территории страны.

Новая структура англосаксонского альянса бросит вызов не только Китаю в Индо-Тихоокеанском регионе. США, Великобритания, Дания и Норвегия также создают оперативную группу для ограничения мобильности Российского военно-морского флота от Баренцева моря до Северного морского канала. Цель миссии четырех стран в Баренцевом море будет состоять в том, чтобы держать Северный флот России под наблюдением с максимально близкого расстояния, развернув его к северу от Кольского полуострова в Восточной Норвегии.

Объединенная оперативная группа США, Великобритании, Дании и Норвегии будет применять полномасштабную оборону, оказывая давление на исходную точку российской военно-морской мобильности, идущей с Мурманской военно-морской базы и угрожающей Арктическому региону.

Мурманская военно-морская база играла жизненно важную роль в переброске военных грузов, необходимых СССР во время Второй мировой войны. Это был оплот советского атомного подводного флота во время Холодной войны.

Будут ли порабощены те, кто не на стороне США?

Аналогичные практики этого альянса, созданного США в регионе Индо-Тихого и Баренцева морей Северного полюса, можно найти и в Средиземном, Черном и Персидском заливах.

В настоящее время Вашингтон пытается найти возможных партнеров для взаимодействия в рамках этих структур. В этих рамках следует оценить учения спецназа США со спецназом кипрско-греческой администрации (GCA) Южного Кипра на Крите и все более частые заходы ВМС США в Черное море, а также учения с ВМС Украины.

Используя различные санкции, США ищут способы подчинить себе или умиротворить страны, которые отказываются вступать в какие-либо из образованных ими альянсов. Санкции, направленные против Германии в связи с проектом газопровода “Северный поток-2” и Турции в связи с системой противоракетной обороны С-400, следует рассматривать в свете этой политики альянса.

Администрация Байдена стремится устранить Германию и Турцию, если они откажутся дать согласие на более холодные отношения с Россией, и в этом случае они не присоединятся ни к одному из альянсов, сформированных США.

Дипломатическая магистраль США

С выходом в свет стратегических документов США и Великобритании по вопросам национальной безопасности и внешней политики началось безумие дипломатии. 13 марта министр обороны США Ллойд Остин прибыл на Гавайи, где базировалось Индо-Тихоокеанское командование (USINDOPACOM). Следующими остановками в первом зарубежном турне министра обороны США были Япония, Южная Корея, Индия и Афганистан. Комментируя свою поездку, Остин отметил, что его контакты направлены на укрепление союзнических возможностей США.

В качестве своего первого зарубежного визита госсекретарь США Энтони Блинкен также посетил Японию вместе с министром обороны Остином 16 марта. Его следующей остановкой была Южная Корея. Третьей остановкой дипломатического марафона Блинкена стала Аляска, где он присутствовал на внеочередной встрече.

18 марта Блинкен и советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан провели первую очную встречу высокого уровня администрации Байдена с Китайской Народной Республикой. Встреча между китайской делегацией во главе с министром иностранных дел Ван И и директором канцелярии комиссии по иностранным делам Коммунистической партии Китая (КПК) Ян Цзечи и американцами была словесной битвой, в которой никто не хотел отступать.

Обе стороны закончили первый “раунд” того, что можно назвать дипломатическим боксерским поединком, показав, что они не отступят в тех углах ринга, где они доминируют. Язык, используемый сторонами друг против друга, говорит о том, что мир будет наблюдать ожесточенную кулачную борьбу в соперничестве США и Китая в течение следующих четырех лет.

Изображение Байденом российского президента Путина как “убийцы” во время интервью каналу ABC затмило холодные ветры, дующие в области дипломатии на Аляске. Байден объявил, что Путин “заплатит свою цену”, заявив, что Россия (чье вмешательство в президентские выборы в США в 2016 году все еще является горячей темой дебатов) вмешалась и в выборы 2020 года.

В 15-страничном докладе, подготовленном Национальным разведывательным советом США, утверждается, что Россия распространяла заявления, содержащие дезинформацию о Джо Байдене и его семье во время предвыборной кампании.

Обвинения Байдена в адрес Путина и американской дипломатической деятельности в Индо-Тихоокеанском регионе вызвали тревогу в Москве и Пекине. На этот раз на борт самолета поднялся министр иностранных дел России Сергей Лавров. Поразили два вопроса, на которых Лавров остановился, отвечая на вопросы китайских СМИ перед визитом.

Акцент российского внешнеполитического ведомства на сохранении технологической независимости Москвы и Пекина и на ведении торговли с использованием собственных национальных валют в условиях возможных санкций США свидетельствует о том, что в ближайшее время борьба на экономическом фронте обострится.

В своей оценке китайским СМИ Лавров подчеркнул, что его страна и Китай должны как можно скорее найти способ уйти от давления, которое будет возникать со стороны международной финансовой системы, в которой доминируют западные страны.

В интервью агентству “Интерфакс” посол Китая в России Чжан Ханьхуэй подчеркнул важность сотрудничества двух сверхдержав в поддержании международной стабильности. Основными направлениями сотрудничества между двумя странами, по словам посла Ханьхуэя, являются “торговля, производство вакцин против коронавируса нового типа (COVID-19), космические исследования и оборонная промышленность”.

Выбрать один из альянсов или придерживаться своего мнения?

Стремительно нарастающая напряженность между американо-британским и российско-китайским фронтами ведет к конфронтации, в которой все больше стран будут вынуждены в ближайшее время выбирать на чьей они стороне.

Выбор альянсов также повлияет на возможности стран во многих сложных областях, таких как оборона, экономика, космические исследования, энергетика, кибервойна, технологии 5G и вакцины. Дипломатический язык США не только заставляет такие страны, как Турция, Германия и Индия, которые сотрудничают с Россией в области обороны или энергетики,занять их сторону, но и стремится полностью подчинить их. Кто знает, может быть, эта поляризация и репрессивный язык приведут к рождению нового “Движения неприсоединения”, как в 1961 году.

Позиции Турции и Германии, как двух членов НАТО, хорошо известны. Турция выполняет свои обязательства перед Североатлантическим союзом во всех областях, несмотря на слабость и нелояльность, которые до сих пор демонстрировали ее союзники в борьбе с терроризмом.

Можно спросить, выполнили ли те, кто хочет видеть Турцию на своей стороне против России и Китая, свою долю, возложенную на них как на членов одного альянса, особенно в Сирии.

На севере Черного моря снова дуют горячие ветры войны. Растут ожидания, что Украина в любой момент прибегнет к военным действиям, чтобы вернуть оккупированный Донбасс и незаконно аннексированный Крым. Если такое развитие событий произойдет, то важность присутствия НАТО в Черном море, а также турецких проливах будет перекрываться ответственностью, которую Турция должна будет взять на себя.

Заявления госсекретаря США Блинкена свидетельствуют о сильной тенденции к разжиганию конфликта интересов между Турцией и США в отношении Восточного Средиземноморья, Кипра, Ближнего Востока и особенно Ливии.

В то время как Великобритания и Турция каждый день улучшают свои отношения в различных областях на основе конструктивной повестки дня, рамки, в которые США ставят Турцию из-за таких шагов, как санкции CAATSA, которые они используют против своих противников, не дадут Вашингтону никаких реалистичных вариантов с точки зрения его краткосрочных планов.

Авторское право на статью принадлежит информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»