Сегодня 24 января, 2021

Edit

последние
новости

Новые возможности для Бангладеш оказать давление на Мьянму с целью репатриации рохинджа

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

В течение многих лет Бангладеш принимал более миллиона беженцев рохинджа в южной части страны, в Кокс-Базаре, который также является основным туристическим центром страны из-за расположения здесь самого длинного морского пляжа в мире. Но социально-экономические и экологические модели этого района изменились к худшему из-за неблагоприятного воздействия переполненных импровизированных поселений и присутствия огромного количества сотрудников различных местных и международных агентств по оказанию помощи, НПО и МНПО, пытающихся помочь в крупнейший в мире лагерь беженцев.

Проблема рохинджа также способствует имиджу Бангладеш на мировой арене. В результате, когда государство дельты Южной Азии с мусульманским большинством открыло свои двери для одного из самых преследуемых людей в мире после жестоких репрессий в мьянманском штате Ракхайн в августе 2017 года, мировые субъекты оценили это как великий пример гуманности.

В начале кризиса даже премьер-министр страны Шейх Хасина была удостоена звания «Мать человечества» за укрытие рохинджа. После глобального признания Хасина также назвала рохинджа «братьями» и «сестрами» и заявила, что в случае необходимости бангладешцы поделятся с ними своей едой. Она заявила, что «граждане страны [Бангладеш] будут есть один раз в день и при необходимости разделить с ними [рохинджа] другую трапезу».

Но тот же Бангладеш, похоже, сейчас находится в напряжении с беженцами рохинджа. Только через два года Хасина начала рассматривать кризис рохинджа как региональную угрозу. Она не только говорила это на любом отечественном форуме; скорее, она произнесла это на крупнейшем в мире форуме 74-й Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций (ГА ООН) в сентябре 2019 года. Во время своего виртуального выступления она также выразила разочарование по поводу того, что ни один рохинджа не вернулся в свою родную страну Мьянму из-за отсутствия безопасности и защиты. , свобода передвижения и общая опасная среда в штате Ракхайн.

На 75-й сессии ГА ООН в 2020 году Хасина также выразила недовольство неспособностью Мьянмы обеспечить благоприятные условия в штате Ракхайн для начала процесса репатриации рохинджа. Она призвала международное сообщество предпринять эффективный шаг для мирной и устойчивой репатриации рохинджа в их родную страну.

С 2019 года премьер Бангладеш также назвал рохинджа обузой для Бангладеш на различных национальных и международных платформах. Хотя всего двумя годами ранее она сказала: «У нас есть возможность прокормить 160 миллионов человек в Бангладеш, и у нас достаточно продовольственной безопасности, чтобы прокормить 700 000 беженцев [рохинджа]».

Изменение отношения властей Бангладеш к проблеме рохинджа на самом деле говорит нам о серьезной реальности кризиса. Это никогда не означает, что Бангладеш изменил свое отношение к рохинджа. На самом деле это означает, что Бангладеш теперь считает, что реальным решением кризиса рохинджа является мирная и надежная репатриация. И это важно не только для внутренних интересов Бангладеш, но и для региональной стабильности.

Перед Бангладеш был открыт новый круг вопросов, связанных с репатриацией рохинджа, в связи с приходом к власти демократически избранного правительства. Таким образом, с самого начала правления Су Чжи второй срок подряд Бангладеш пытается сохранить вопрос репатриации в международной повестке дня. В течение последнего года высший лидер Бангладеш занимался кризисом рохинджа на глобальной платформе, поэтому вопрос репатриации остается в повестке дня, когда в следующие четыре года к власти в Мьянме придет новое правительство.

Бангладеш уже достаточно раз заявлял, что рохинджа являются гражданами Мьянмы и теперь они представляют собой большую нагрузку для перенаселенной южноазиатской страны с населением более 165 миллионов человек. Теперь ответственность за то, чтобы вернуть своих граждан, лежит на Мьянме, и международное сообщество должно подать заявку, чтобы ускорить этот процесс. У Бангладеш есть полные четыре года, чтобы решить этот вопрос.

Новые возможности благодаря опросам в Мьянме

Теперь Бангладеш должна доказать убедительными аргументами и документами, что более одного миллиона рохинджа без гражданства, которые проживают в стране в течение многих лет, являются гражданами Мьянмы и покинули свою родину в условиях жесточайших репрессий. В этой связи существуют десятки отчетов и исследований, проведенных Миссией ООН по установлению фактов и другими глобальными правозащитными организациями. Бангладеш должен должным образом представить их глобальной платформе и настоятельно потребовать от нового правительства Мьянмы установить конкретные сроки репатриации. Министр иностранных дел Бангладеш уже сообщил местным СМИ, что Дакка запросит у Нейпьидо сроки репатриации рохинджа.

Не только принимающая страна Бангладеш, но и некоторые другие сильные союзники Мьянмы, включая Китай и Великобританию, также указали, что после общенациональных опросов и формирования нового правительства в Мьянме проблема репатриации рохинджа будет поставлена в центр внимания.

В конце октября этого года министр иностранных дел Китая Ван И передал Бангладеш сообщение, в котором говорилось, что Мьянма недавно заверила их в возвращении рохинджа, которые были вынуждены укрыться во временном убежище в Бангладеш после военных репрессий в штате Ракхайн.

Сразу после всеобщих выборов в Мьянме 8 ноября 2020 года правительство Великобритании пообещало, что Мьянма выступит с инициативой репатриации рохинджа. Лорд Тарик Ахмад, министр по делам Южной Азии и Содружества в Министерстве иностранных дел, по делам Содружества и развития (FCDO), сказал, что Соединенное Королевство хочет, чтобы новое правительство в Мьянме предприняло шаги для безопасного, добровольного и достойного возвращения рохинджа к месту их происхождения в штате Ракхайн.

Таким образом, можно сказать, что перед принимающей страной Бангладеш открылся новый горизонт оказания давления на Мьянму с целью репатриации рохинджа. Теперь многие задаются вопросом, насколько дипломатично Бангладеш может решить проблему репатриации, удерживая глобальных игроков на своей стороне.

В совсем недавнем исследовании, опубликованном 23 ноября 2020 года организацией бирманских рохинджа Великобритании (BROUK), защитником прав рохинджа, говорится, что геноцид в Мьянме против рохинджа не ослабевает. «Международному сообществу необходимо срочно сделать больше, чтобы остановить геноцид, поскольку Мьянма игнорирует временные меры, установленные Международным судом (МС)», – говорится в докладе.

Исторические документы также подтверждают, что рохинджа – коренные жители Аракана [прежнее название Ракхайна]. Известный ученый-рохинджа доктор Мохаммед Юнус в своей книге «История Аракана (прошлое и настоящее)» упоминает имена одиннадцати мусульманских королей, которые последовательно правили Араканом в течение ста лет с 1430 по 1530 год. Он также описывает историческое присутствие рохинджа в Аракан с 7 века.

Согласно историческим записям с британского периода до выборов 2010 года, во всех парламентских выборах Мьянмы были мусульмане, и они служили нации как законодатели, а также министры. Даже большинству рохинджа было предоставлено право голоса в общенациональных опросах 2010 года, в результате чего два парламентария-мусульмане-рохинджа оказались в нижней палате парламента Мьянмы и один – в верхней палате. Еще два депутата-рохинджа были избраны в региональный парламент штата Ракхайн.

Но внезапно до 8 ноября 2015 кандидаты-мусульмане на общенациональных выборах были лишены права участвовать в выборах, а мусульмане-рохинджа были лишены избирательных прав. Даже депутат-мусульманин Шве Маунг, который был избран в 2010 году кандидатом от правящей Партии солидарности и развития Союза (ПОСД), был дисквалифицирован, и он подал апелляцию в суд. Ему отказали в участии в голосовании под неубедительным предлогом, что его родители не были гражданами Мьянмы.

Поэтому Бангладеш следует сформировать очень сильную исследовательскую группу с экспертами. Им придется собрать все доступные документы, чтобы юридически доказать всему миру, что рохинджа являются гражданами Мьянмы и что они десятилетиями сталкивались с циклами жестоких репрессий. Даже сейчас те, кто все еще находится в Мьянме, сталкиваются с жестоким обращением. Таким образом, Мьянма несет ответственность за то, чтобы немедленно вернуть свой народ с соблюдением прав и достоинства, и с рохинджа, которые все еще находятся в стране, следует обращаться должным образом.

Проблемы, которые Бангладеш может поставить перед миром

Более миллиона преследуемых людей, живущих в убогих самодельных палатках в Бангладеш, не имеют возможности доверять администрации Су Чжи в восстановлении их прав на гражданство и достойной репатриации. Поддерживаемое военными правительство Мьянмы с Су Чжи в качестве его фактического лидера по-прежнему отрицает, что рохинджа являются их гражданами, и рассматривает их как незаконных бангали [бенгали]. Даже приблизительно 600 тысяч рохинджа, которые все еще находятся в Мьянме, в основном в штате Ракхайн, были лишены прав на гражданство в соответствии с спорным Законом о гражданстве 1982 года.

8 ноября 2020 года национальные опросы в стране Юго-Восточной Азии с буддийским большинством с населением более 54 миллионов человек, рохинджа и некоторых других этнических меньшинств были исключены из выборов. Людям рохинджа также не разрешили участвовать в выборах. [10]

Согласно официальным данным и имеющимся сообщениям в основных мировых СМИ, в настоящее время более 120 тысяч рохинджа в Мьянме содержатся в лагерях для внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) как открытые заключенные без каких-либо основных прав, таких как свобода передвижения, свобода выражения мнений и образование.

Тем не менее, акты геноцида продолжаются в Мьянме [11] по прямому приказу государства, несмотря на то, что правительство Су Чжи и Татмадау [армия Мьянмы] судят верховный суд ООН за геноцид. Десятки глобальных правозащитных организаций несколько раз выражали озабоченность [12] продолжающимися актами геноцида в Мьянме против мусульманского меньшинства рохинджа, а также некоторых других этнических групп. Но Мьянма пока не предприняла никаких шагов.

Даже до сих пор ни один следственный комитет или международный представитель не разрешили властям Мьянмы посетить штат Ракхайн для оценки утверждений об этнической чистке и геноциде, совершенных армией Мьянмы при полной поддержке правительства.

В контексте этой фундаментальной реальности можно без сомнения заявить, что Мьянма вовсе не желает вернуть рохинджа в их родную страну с гарантией прав и достоинства.

Бангладеш должна довести вышеупомянутые основные факты до мировых игроков по всем возможным дипломатическим каналам, чтобы оказать давление на Мьянму. В противном случае, с течением времени проблема репатриации будет ослаблена, и разочарование достигнет пика, в результате чего рохинджа станет все более уязвимым для радикализации, незаконной миграции в любую третью страну или множества других видов преступной деятельности, включая наркотики, проституцию и т. Д. случаях, весь регион пострадает хуже.

Министр иностранных дел Бангладеш А.К. Абдул Момен недавно сказал мне, что устойчивая репатриация рохинджа имеет решающее значение для мира и стабильности во всем регионе. «В противном случае, если репатриация будет отложена, это может создать очаги радикализма [13], которые могут создать неопределенность в регионе, разрушая надежды на лучшее будущее для региона».

Как Бангладеш может убедить своих союзников

Недавно Индия предоставила Мьянме подводную лодку [14] и вложила огромные средства в Мьянму. Очевидно, это может показаться тревожным для Бангладеш. Но в этом и заключается настоящая дипломатия Бангладеш. Дакке следует немедленно связаться с Нью-Дели и попросить администрацию Моди оказать давление на Мьянму с целью репатриации рохинджа. Правительство шейха Хасины издавна поддерживает очень теплые отношения с Индией. Поэтому Дакке следует обратиться к Индии с просьбой оказать давление на Мьянму.

Примечательно, что Индия уже неоднократно убеждала Бангладеш поддержать Дакку в вопросе репатриации рохинджа. [15] Бангладеш должен прямо сказать Индии, что моральный долг Индии – заставить Мьянму забрать свой народ из лагерей беженцев Бангладеш. Индия теперь пользуется услугами транзита, перевалки и морских портов из Бангладеш. Таким образом, у Бангладеш есть огромные возможности для оказания дипломатического давления на Индию по вопросу репатриации рохинджа.

Китай также сейчас работает над многими мегапроектами в Бангладеш [16], включая крупнейший в стране проект Многоцелевого моста Падма. В настоящее время около миллиона граждан Китая официально и неформально вовлечены в различные проекты и бизнес-деятельность в Бангладеш. Таким образом, Бангладеш также должен расширить свой дипломатический диалог с Китаем, чтобы этот главный союзник Мьянмы оказал давление на администрацию Су Чжи, чтобы вернуть себе рохинджа.

Наконец, можно констатировать, что со всеми надлежащими документами Бангладеш должна обратиться к международным сообществам, особенно к тем, которые имеют экономические связи с Мьянмой, и сказать, что рохинджа являются настоящими гражданами Мьянмы из поколения в поколение. Эти люди десятилетиями страдали от геноцида и других бесчеловечных репрессий на глазах цивилизованного мира. Ради человечества международное сообщество должно незамедлительно принять необходимые меры для мирной и достойной репатриации рохинджа в интересах мира и спокойствия в регионе.

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

другие новости