Сегодня 24 января, 2021

Edit

последние
новости

Новый «санитарный миропорядок». Кому выгодно затягивание пандемии?

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Атмосфера страха перед неотступающей пандемией, активно нагнетаемая с помощью статистики смертей и историй «выживших», помогает многим смириться с потерей конфиденциальности во имя круглосуточного медицинского контроля. Чиновники от медицины вместо просвещения населения занимаются высказыванием «тревожных» прогнозов «по последним данным». И на всех языках мира от органов власти звучат призывы «потерпеть» и «смириться» с новыми реалиями.

В СМИ уже смело говорится о новом мировом порядке. Для молодежи, которая видит в постоянном ношении масок элементы будущего, уже рисуется новая картина мира. Для людей старшего поколения воочию предстают новые правила управления населением — с помощью угроз новых инфекционных вспышек и эпидемий.

Призывы к обществу мобилизоваться перед угрозой, пожертвовать прежними благами звучат все настойчивей. Гражданские свободы по всем миру усечены. Право на свободу передвижения ограничено обязательным цифровым контролем и карантинными заслонами. Свобода слова урезана в угоду цензуре, введенной в рамках обеспечения информационной безопасности карантинных мероприятий. Ограничения коснулись всех основных гражданских и личных свобод.

Сфера здравоохранения во всех развитых странах категорически не справляется с объемом противоэпидемических мероприятий. Государственные структуры остаются эффективными только при реализации надзорных и карательных функций. Граждане многих стран смогли в 2020 году убедиться, что государство гораздо лучше штрафует, наказывает, изолирует, чем поддерживает, оберегает и лечит.

По всему миру на основе пандемического страха начинают устанавливаться давно забытые механизмы управления социумом. Вводятся и легитимизуются нормы, которые ранее категорически не принимались большинством, не входили в общественный договор государств со своими гражданами.

Единственной мобилизующей идеологией для общества, носителем которой является каждое государство, в условиях пандемии осталась тихая паника. Власть через СМИ стала главным поставщиком двусмысленной информации. Все направлено на поддержание необходимого уровня управляемости и внушаемости социума через пропаганду неопределенности и страха.

В совокупности все изменения в жизни обществ развитых стран напоминают введение военного положения в том виде, каким он может быть в крайне аморфном либеральном обществе. Люди «во имя борьбы» вынужденно отдали часть своих доходов и пожертвовали свободами в угоду карантину.

Современные жертвы не измеряются миллионами убитых и искалеченных. Сегодня от населения требуется пожертвовать достатком и свободами.

Никто не станет утверждать, что врагом людей стал коронавирус. Но большинство соглашается с тем, что следование прежним нормам — это содействие врагу. И в борьбе с инфекцией люди осознанно, своими руками «зачищают территорию» от ставшего «вражеским» прежнего образа жизни. Нормой становятся ранее немыслимые ограничения. Гражданское общество смирилось с запретами на свободу передвижения, с появлением открытой цензуры в соцсетях, с непрерывно снижающимся качеством жизни на фоне уменьшения доходов большинства населения.

Страх перед опасностью, как в прошлые века, заставляет людей следовать за элитой. Власть через СМИ рисует образ «врага». Отныне врагом стал приверженец прежнего образа жизни. Опасным для большинства объявляется теперь каждый, кто не соответствует «санитарному порядку».

«Уничтожив врага», врага в себе, граждане, как им кажется, получают главное — гарантию здоровья и жизни. В свою очередь элита, под управлением которой ведется «война», получает главное для себя — свободу от социума. Посредством установленных правил «военного времени» — ограниченных свобод и сокращенным бременем социальной ответственности — элиты получают возможность увеличения дистанции между властью и обществом.

Высказывается мнение, что конец эпидемии, если он наступит, станет серьезной проблемой для элит и обслуживающих ее экспертов. Множество промахов в организации спасения граждан, обнаружившиеся «болезни» монетизированного здравоохранения, легкость отказа от гражданских свобод — это неполный перечень претензий граждан.

Слишком быстрое окончание пандемии приведет к сворачиванию выгодных для элиты мероприятий: ограничение собраний, обязательные программы слежения в смартфонах, бесконтрольное вливания финансов в санитарно-карантинные институты. Пандемия позволяет на законных основах создавать новые стандарты контроля населения, одобряемые последним на волне всеобщего страха и психоза.

Для продления пандемического психоза в СМИ будут муссироваться данные о смертности, регулярно будут появляться сведения или о «новых мутациях» или о «новых инфекциях». Волны заболеваемости будут чередоваться друг за другом.

Такая перспектива показывает слабость сложившегося общественного уклада как внутри стран, так и в общемировом масштабе.

Подрыв авторитета парадигмы капитала

Ограниченность современной общемировой экономической, а значит и социальной, модели стала очевидна в начале нынешнего века, с первыми масштабными кризисами. Независимые экономисты поняли: возможность сугубо «финансового» купирования последствий кризисов губительным образом действует на перспективы экономики в целом. Растущая доля финансовой составляющей уменьшает материальный потенциал основы существующего экономического миропорядка — капитала. Производство материальных благ перестало расширяться, дойдя до своих энергетических и экологических пределов. Физическое увеличение объемов производства сравнялось по темпам с ростом мусорных полигонов.

Главный экономический принцип в новых условиях не поменялся: капитал не может не расти. И если материальная составляющая капитала уперлась в свой физический «потолок», то финансовая составляющая границ не имеет. Отвязанная от груза обязательного эквивалента, (например, золотого), денежная система разрастается до безумных пределов. Главным параметром оценки компании, отрасли и экономики в целом перестает быть реализованная в «железе и бетоне» стоимость. Теперь важна только финансовая сторона — капитализация, чаще всего биржевая.

Любая денежная и финансовая система зиждется на договоре. Есть договор считать доллар, юань или рубль денежной единицей с соответствующим экономическим потенциалом — он соблюдается. Если же условия вокруг меняются, то и договор теряет свою силу. Так на горизонте замаячил новый кризис ранее не виданного масштаба, поскольку стремительный рост финансовой составляющей капиталов слишком тесно связан с главной резервной валютой — долларом. Отсюда фатальная уязвимость всех мировых капиталов.

Социальные изменения

В обществе, особенно среди молодежи, начиная с поколения миллениалов, растет недоверие к прежним общественным идеалам и принципам, напрямую увязанным с увеличением прибыли в каждой сфере жизнедеятельности.

Под угрозой находится сама общественная ценность парадигмы прибыльности. Постепенно размышления о разумном потреблении приводят к идеям разумного распределения благ. Так идеалы социальной справедливости в ущерб идеалам успеха замаячили на горизонте. Вера в то, что смысл любой деятельности есть прибыльность, медленно приобретает маргинальный окрас.

Национальные элиты, традиционные (прозрачные для социума по К. Бек, Дж. Мэлой), уловили новые настроения и в общественном поле культивировали новую ценность — экологическую чистоту всех сфер жизни. Одновременно было положено начало новой общественной норме — социальной атомизации, с целью снижения риска объединения граждан в группы со значимой общественной силой. Так появилась новая гендерная политика, подвергающая ревизии все классические общественные устои от семейных обычаев до незыблемости права на жизнь. Политическая поддержка гендерных и расовых меньшинств к настоящему времени превратила прежде маргинальные маловлиятельные социальные течения — движения ЛГБТ и подобные BLM — в грозную общественную силу.

Так элиты следовали древнейшему правилу сильной власти — divide et impera, разделяй и властвуй. Отныне социум разделен на аморфные группы. Преобладание авторитета одной группы легко нивелируется возбуждением членов другой на почве мнимого «ущемления прав».

В современном западном мире не существует ни одной общественной страты (или социального института), способного к эффективному ограничению действий национальных элит.

Национальные, элиты исторически являются частью социума. Через общественные институты большинство контролирует власть меньшинства. В период становления капитализма на протяжении четырех последних веков возрастало влияние торгового и промышленного капитала в среде национальных элит. В двадцатом веке, впервые в истории, крупный капитал смог подчинить своим интересам национальные элиты. Огромные средства, которые были за века накоплены влиятельными кланами, позволяли им устанавливать новые правила межгосударственных отношений.

Одно из исследований, проведенное на выборке из итальянских древних родов, показало, что за пятьсот лет две трети национального богатства принадлежит одним и тем же семьям, которые уже больше века у власти в Италии.

Технический прогресс двадцатого века — особенно средств связи и логистической составляющей — способствовал появлению и росту транснациональных корпораций. Элита корпоративная выстраивала отношения с национальными государствами в глобальном масштабе. Для эффективного развития корпорации нуждаются в снижении влияния национальных элит и всего общественного уклада, который удерживает их у власти.

Поскольку внутрикорпоративные нормы не предусматривают электоральных процессов и управляются прямым диктатом собственников, целью закрытой для социума бизнес-элиты является устранение мешающих дальнейшему росту капитала «традиционных» факторов национальных государств. Главными «помехами» считаются: высокие социальные обязательства государственной власти перед гражданами, необходимые для электорального процесса гражданские свободы, прозрачность национальной элиты для социума.

Именно эти признаки «классического» национального государства атакуются в период борьбы с пандемией COVID-19.

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

другие новости