Беженцы: проблема двойственной политики Германии по отношению к Сирии

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

По мере приближения 10-й годовщины сирийской революции отношения Германии с раздираемой войной нацией остаются исторически сложными. Об этом стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM.

В прошлом месяце Германия стала первой страной в мире, осудившей бывшего сотрудника печально известной сирийской военной разведки по международному праву. Вердикт был вынесен после нескольких месяцев свидетельских показаний о систематических нарушениях прав человека в Сирии.

Однако незадолго до этого Германия попала в заголовки газет, когда стала первой крупной европейской державой, решившей, что достаточно безопасно отправлять сирийцев, осужденных за серьезные преступления, обратно в свою страну. По имеющимся сведениям, в настоящее время в стране насчитывается около 90 таких сирийцев.

Оба события являются индикаторами того, насколько сложными остаются отношения Германии с Сирией и примерно 800 000 сирийскими просителями убежища, которые обосновались здесь с 2015 года.

Систематические нападения на гражданское население

24 февраля судьи Высшего окружного суда в юго-западном немецком городе Кобленц приговорили Эйада А. к четырем с половиной годам тюремного заключения за пособничество и подстрекательство к совершению 30 преступлений против человечности.

Судебный процесс, в котором участвовал Эйад А., не единственный. Более высокопоставленный сотрудник военной разведки — Анвар Р., бывший полковник, который руководил расследованиями в отделении 251, печально известном тюремном и охранном управлении, — также находится под судом за соучастие в преступлениях против человечности. Речь идет о пытках, по меньшей мере, 4000 человек в период с 2011 по 2012 год.

Показания выживших сирийцев и других лиц доказывали, что имело место “обширное и систематическое нападение на гражданское население”, заключили судьи Кобленцского процесса в своем вердикте по делу Эйяда А.

Немецкие политики идут в противоположном направлении

Но даже в то время, когда судьи слушали многочасовые показания о нарушениях прав человека сирийским режимом, немецкие политики принимали противоположные решения.

В декабре 2020 года министры внутренних дел страны разрешили прекратить действие давнего запрета Германии на депортацию в Сирию . Он действовал с 2012 года, а его положения обновлялись каждые шесть месяцев как на уровне регионов, так и на федеральном уровне. Однако в конце прошлого года запрет был снят. Решение о его сохранении должно быть подтверждено большинством голосов, и министры внутренних дел были разделены в этом вопросе по линии либеральной и консервативной партий.

Среди правозащитных организаций были опасения, что это решение вынудит Германию возобновить дипломатические отношения с сирийским правительством на высшем уровне. Это могло бы сделать Германию первой крупной европейской державой, которая вновь признает сирийское правительство во главе с Башаром Асадом.

Сирийский режим “будет сделан социально приемлемым”,-предупредил глава немецкой правозащитной организации Pro-Asyl Гюнтер Буркхардт. – Потому что без дипломатических отношений депортация невозможна”.

Контакты с Сирией продолжаются

Хотя Германия закрыла свое посольство в Дамаске в 2012 году, страна никогда полностью не разрывала отношений с Сирией, сказал Стефан Талмон, профессор права Института международного права Боннского университета. В Берлине все еще есть сирийское посольство, и там явно есть контакты на административном уровне, отметил Талмон.

“Это вопрос интенсификации отношений. Это как газовая плита, – сказал он. – Пламя может быть убавлено или добавлено. На данный момент, пламя все еще относительно небольшое, но его можно увеличить.” Самое большое пламя будет связано с контактами между немецкими и сирийскими политиками, пояснил эксперт по международному праву.

До сих пор на этом фронте не было никакого движения. Министерство иностранных дел Германии продолжает описывать ситуацию с правами человека в Сирии как “катастрофическую”.

Питательная среда для популистов

В начале этого месяца немецкая ежедневная газета Taz опросила различные правительственные учреждения, в том числе правительства некоторых земель, имели ли место или планировались ли какие-либо депортации на их территории. Таковых не было, и некоторые чиновники заявили, что они не думают, что местные судьи, которые должны подписать приказ о депортации, вообще согласятся сделать это в данный момент.

Так как же объяснить, эту раздвоенность Германии в отношению к Сирии и ее беженцам? “Здесь действуют совершенно разные ветви власти”, – пояснил Рене Вильдангель, эксперт по европейским отношениям с Ближним Востоком и бывший политический сотрудник Европейского Совета по международным отношениям.

«…просто в немецком правительстве есть разные институты и организации с разными взглядами».

Решения, принимаемые министрами внутренних дел на государственном уровне, не определяют национальную политику, в отличие от министерства иностранных дел Германии, сказал он. «И это год выборов, и не только на федеральном уровне, – пояснил он, – так что, возможно, более популистская дискуссия не так уж удивительна. Некоторые люди хотят выглядеть жесткими, даже если они, вероятно, никого не отправляют обратно в Сирию».

Политики, выступавшие против решения министров внутренних дел, называли его нереалистичным и имеющим больше общего с внутренней политикой, угодным популистам и антииммиграционным консерваторам, чем с чем-либо еще.

Между тем историческое дело Кобленцского суда, которое продолжается уже почти год, проходит почти вне политики. Судебное разбирательство стало возможным благодаря целому ряду факторов, включая прибытие тысяч потенциальных свидетелей сирийских военных преступлений в 2015 году, когда в страну въехало около миллиона просителей убежища, а также благодаря работе специального подразделения по военным преступлениям в Федеральном управлении уголовной полиции, которое занимается расследованиями в Сирии с 2011 года.

Должно применяться верховенство закона

По словам Вильдангеля, эти два подхода – попытки добиться правосудия за военные преступления и депортация – не будут совпадать.

Вместо этого исследователи утверждают, что случаи, подобные тому, что произошло в Кобленце, на самом деле представляют собой более разумный путь вперед, к Сирии, в которую беженцы могли бы в конечном итоге вернуться и с которой Европа могла бы восстановить дипломатические отношения.

“Любое сближение с Дамаском … должно зависеть от конкретных и поддающихся проверке политических шагов”, – написала Мюриэль Ассебург, старший научный сотрудник Немецкого института международных отношений и безопасности в июльском докладе 2020 года о возможных подходах к восстановлению Сирии.

“Для того чтобы в этом деле был хоть какой-то шанс на успех, необходимо положить конец безнаказанности и укрепить верховенство закона.” Ассебург добавила, что не может быть никаких отношений с теми лидерами, которые были замешаны в военных преступлениях.

«Если вам нужна последовательная политика в отношении Сирии, вам нужно говорить о восстановлении в многогранной ключе», – заключил Вильдангель.

Подпишитесь на EVO-RUS.COM

Yandex news

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»