Провал “арабской весны” приносит пользу монархиям Персидского залива

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Эксперты говорят, что спустя 10 лет после уличных протестов государства Персидского залива с их финансовыми возможностями приобрели большее значение в регионе. Об этом стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM.

Десять лет назад последняя неделя декабря принесла на Ближний Восток надежду, когда набирали силу сцены массовых протестов, вскоре получивших название «арабской весны».

Спустя десять лет эксперты считают, что провал этого движения побудил основных арабских игроков в регионе Персидского залива расширить свое влияние. Но, в то же время, их стремление к нормализации отношений с Израилем, давление на них со стороны США и Запада также обнажает их уязвимость и хрупкость.

Выступая перед агентством Anadolu, Мухаммед Гусейн Меркан из стамбульского Университета Мармара сказал, что за последнее десятилетие произошли значительные изменения в основной динамике региональной политики на Ближнем Востоке после восстания, которое высветило мощь уличных протестов..

В регионе Персидского залива, где традиционно доминировала Саудовская Аравия, выросли Катар и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). Они создали новый региональный баланс сил и заняли более важное место в регионе, – сказал Меркан.

Семь арабских государств граничат с Персидским заливом, а именно Бахрейн, Кувейт, Ирак, Оман, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ. Все эти государства, кроме Ирака, входят в Совет сотрудничества стран Персидского залива (ССЗ).

Ученый сказал, что среди этих стран Катар и ОАЭ смогли использовать «арабскую весну» в своих интересах, хотя они использовали разные политические взгляды и стратегии.

Чтобы сохранить статус-кво в странах, затронутых движением, Саудовская Аравия и ОАЭ оказали поддержку членам режима и элементам светской оппозиции, тем самым усилив их влияние в регионе.

Катар, с другой стороны, укрепил свою власть, приняв сторону исламистских оппозиционных групп, добавил ученый.

С тех пор монархии Персидского залива пытаются заполнить вакуум власти, созданный уличной властью, и сохранить региональный баланс, сказал Меркан.

«Они стремились играть более активную роль в регионе, максимизируя свои интересы, создавая новый механизм баланса в своих отношениях с мировыми державами», – сказал он.

Ракировка сил в странах Персидского залива

Расцвет государств Персидского залива в ближневосточном силовом уравнении начался с вторжения США в Ирак в 2003 году. По мнению ученого, Арабская весна ускорила процесс их подъема и стала своего рода поворотным пунктом, приведшим их к укреплению позиций в регионе с помощью финансовой мощи и отношений, которые они установили с мировыми державами.

«Арабская весна ясно продемонстрировала давний союз между автократическими режимами и участниками, поддерживающими эти режимы на международной арене, чтобы помешать расширению и консолидации процесса демократизации и реформ», – сказал Мустафа Йетим, преподаватель Университета Эскишехира Османгази. а также специалист Центра ближневосточных исследований (ORSAM).

По словам Йетима, по сравнению с другими автократическими режимами в регионе, члены ССЗ были более успешными в поддержании «монархической стабильности» в своих странах.
Из-за их богатой экономики, основанной на нефти и энергоресурсах, страны ССЗ не стали свидетелями сильных восстаний.

В то время как такие страны, как Турция, Иран и Египет, как правило, считаются центральными действующими лицами в политике Ближнего Востока и Северной Африки, арабское движение за демократизацию сделало страны ССЗ новым центром силы в регионе благодаря стратегическим альянсам и конкуренции.

«Египет, когда-то являвшийся важной силой в формировании региональной политики, превратился во второстепенного игрока, который одобряет региональную политику альянса Саудовская Аравия-ОАЭ только после того, как в 2013 году в результате военного переворота был свергнут первый демократически избранный президент страны Мохаммад Мурси», – сказал Йетим.

Он сказал, что, несмотря на то, что эти государства ССЗ обеспечивают свою монархическую стабильность, их тенденция связываться с различными региональными и глобальными обязательствами указывает на то, что их “относительная стабильность” стоит на хрупкой почве.

Ссылаясь на недавнюю тенденцию к нормализации отношений с Израилем в арабском мире, Меркан сказал, что таким образом такие страны, как ОАЭ и Бахрейн, стремятся укрепить свои позиции в регионе за счет большей поддержки со стороны глобальных игроков.

Он сказал, что нормализация отношений с Израилем некоторыми арабскими лидерами была связана с давлением, исходящим со стороны США и других западных стран, а также с поддержанием статус-кво для обеспечения преемственности их режимов.

«Посредством соглашения о нормализации отношений с Израилем Судан, например, делает шаг к присоединению к западному миру, чтобы спасти страну от недавнего системного кризиса», – сказал он.

Кроме того, по словам Йетима, недавние соглашения по нормализации отношений с Тель-Авивом арабскими странами, такими как ОАЭ, можно рассматривать как часть их усилий по ограничению регионального влияния альянса между Турцией и Катаром.

По его словам, ОАЭ сотрудничают с автократическими и антиреволюционными режимами в Ливии, Египте, Сирии и Тунисе, чтобы предотвратить консолидацию турецко-катарской оси в регионе.

Йетим добавил, что через сделку по нормализации отношений с Израилем ОАЭ стремятся сместить региональный баланс сил в пользу саудовско-эмиратской оси.

В сентябре Израиль и ОАЭ подписали спонсируемое США соглашение о нормализации своих отношений, за которым последовали Бахрейн и Судан, а недавно и Марокко.

Соглашения о нормализации вызвали широкое осуждение палестинцев, которые заявляют, что соглашения игнорируют их права и не служат делу палестинцев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»