Спустя 10 лет со дня восстания, тунисцы продолжают протестовать

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

Спустя десятилетие после Жасминовой революции, которая свергнула президента Зина эль-Абидина Бен Али от власти, гнев и разочарование среди молодых тунисцев продолжают нарастать. Протесты прошли в разных городах по всей стране за последние несколько дней, вопреки ограничениям, введенным после всплеска случаев коронавируса.

В то время как дневные демонстрации носят преимущественно мирный характер, столкновения с силами безопасности происходят ночью. Было арестовано более 600 человек, а для наведения порядка была привлечена армия.

Жалобы протестующих такие же, как и десять лет назад: безработица, социально-экономическое неравенство и безудержная коррупция.

За массовыми беспорядками стоит парализованная политика страны. Со времени прошлогодних выборов в Тунисе было три разных правительства. В то время как политики заняты борьбой за власть, обычные граждане расплачиваются за политический и экономический тупик.

Экономика разорена

Нестабильная экономика Туниса только ухудшилась из-за кризиса, связанного с коронавирусом. Для сравнения: по состоянию на 2020 год, по данным Национального института статистики, более 35% молодежи не имеют работы, а пятая часть населения живет за чертой бедности.

Мрачные финансовые прогнозы не дают никаких признаков облегчения. В прошлом году экономика сократилась на 8%, а ВВП упал более чем на 20%, достигнув беспрецедентно низкого уровня. Государственные расходы на смягчение социально-экономических последствий из-за ковида привели к увеличению дефицита бюджета примерно до 11% ВВП, что стало самым высоким показателем за последние десятилетия.

В недавнем заявлении премьер-министр Хичем Мечичи заявил, что нынешняя стоимость пандемии составляет около 2,9 миллиарда долларов США. Оглядываясь назад на начало кризиса, Тунис уже нуждался в 3 миллиардах долларов США для покрытия своих расходов. Хотя кажется, что внешняя поддержка неизбежна для преодоления этих обстоятельств, эти схемы кредитования еще больше подтолкнут страну к новому долговому циклу.

Несостоятельный статус-кво

Выборы в законодательные органы, проведенные в 2019 году, привели к сильному разделению парламента, поскольку ни одной из политических партий или блоков не удалось получить более 20% голосов. Результаты были отражением общего разочарования существующим классом политиков. Аналогичная тенденция проявилась во время президентских выборов, которые привели к победе профессора права Кайса Сайеда, политического аутсайдера.

Как и ожидалось, сильно раздробленный парламент, в который входят партии, придерживающиеся самых разных идеологий и интересов, делает практически невозможным достижение консенсуса по насущным вопросам и принятие смелых действий; особенно по экономическим проблемам. Широко распространен скептицизм относительно того, удастся ли с помощью финансовых планов правительства спасти больную экономику.

Непрерывное политиканство тратит драгоценное время страны. В течение прошлого года было предпринято множество попыток сформировать правительство и получить вотум доверия. Партии предпочли зайти в политический тупик, а не проводить внеочередные выборы, что могло бы нанести дополнительный удар по их снижающейся популярности.

Несмотря на разногласия, политические партии, похоже, действуют в тандеме, как бы для того, чтобы разногласия продолжались. Эта поляризация, в свою очередь, гарантирует четырехлетний мандат, в течение которого предлагаются паллиативные решения; те, которые не отвечают основным потребностям людей, усугубляя чувство разочарования среди населения. Эта ситуация представляет собой серьезную угрозу для хрупкой демократии Туниса, подпитывая рост контрреволюционных политиков, таких как Абир Мусси.

Нет конца политическим спорам

Помимо поляризации, продолжающиеся политические споры между президентом Сайедом и другими высокопоставленными фигурами в правительстве представляют собой еще одну серьезную проблему.

Несмотря на то, что президент имеет в значительной степени символический мандат, основанный на новой конституции, принятой в 2014 году после революции, президент Сайед вел элитную политическую игру, пытаясь сформировать траекторию развития страны, полагаясь на свою легитимность в народе.

Ярким примером политического кризиса между ним и лидером партии “Ан-Нахда” Рахедом Ганнуши стала отставка предыдущего премьер-министра Элиеса Фахфаха, поскольку президент должен был назначить нового премьера. Сайед выбрал Хичем Мечичи, который не был в числе кандидатов, предложенных парламентом, тем самым породив представление о том, что Мечичи создаст “президентское правительство”. Однако, вопреки прогнозам, назначение Мечичи обернулось против Сайеда, так как регулярно поступали сообщения о распрях премьер-министра с президентом.

Похоже, что тунисцы пока не обеспокоены действиями президента. Согласно опросам, популярность Сайеда остается высокой. С другой стороны, опросы указывают на тревожную эрозию доверия к правительству. Восемьдесят процентов людей говорят, что правительство мало или ничего не делает для решения их проблем.

Во многих случаях, во время акций протеста, люди скандируют лозунги, призывающие президента распустить парламент. Какими бы законными ни были опасения населения при любых условиях, демократически избранное правительство может быть изменено только путем новых выборов.

В Тунисе разрозненные и региональные протесты стали, скорее нормой, чем исключением. Однако еще неизвестно, наберет ли эта новая волна демонстраций импульс или утихнет. Одно можно сказать наверняка: если протестующие продолжат выражать свои законные претензии через вандализм, это даст правительству повод обойти их требования, поставив насилие в эпицентр дискуссий.

Могут ли протесты иметь большое влияние? В такой стране, как Тунис, было бы неправильно утверждать, что демонстрации не приведут к переменам. Однако оказание существенного давления на правительство с целью проведения социально-экономических реформ повлечет за собой сплочение широких слоев общества вместе с хорошо продуманной стратегией, четко определенными целями и реалистичной дорожной картой. В противном случае эти проявления разочарования просто усугубят нынешний хаос и сыграют на руку таким политикам, как Абир Мусси.

Сегодня тунисцы – это демократическая, свободная страна, но их поиски достойного существования и адекватного уровня жизни еще далеко от завершения.

Кнопка «Наверх»