В Германии защита требует оправдать сирийца, обвиняемого в пытках

При цитировании информации активная гиперссылка на evo-rus.com обязательна.

В Германии гражданин Сирии обвиняется в преступлениях против человечности, совершенных в Дамаске десять лет назад. Об этом стало известно информационно-новостному порталу EVO-RUS.COM.

В последний день своего судебного процесса Эйад А. вытирает слезы. Он явно растроган. Его адвокаты пытались доказать, что у него не было выбора, кроме как подчиняться приказам своего начальства в Сирийской разведывательной службе десять лет назад в Дамаске.

Альтернативой было не только рисковать своей собственной жизнью, но и жизнью своей семьи. Эйад надеется, что это приведет к его оправданию в средуЖ, 24 сентября.

Знаменательный судебный процесс, начавшийся в апреле 2020 года, привел к тому, что немецкие прокуроры выдвинули обвинения в немецком суде против сирийца, обвиняемого в пытках и убийствах других сирийцев в Сирии.

Он основан на международном уголовном кодексе и “принципе международной юрисдикции”, который позволяет немецкой правовой системе выносить решения по преступлениям против человечности, даже если они не были совершены в Германии, и немцы не были ни исполнителями, ни жертвами.

Эйяд обвиняется в том, что осенью 2011 года, по меньшей мере, 30 протестующих были доставлены в дамасскую тюрьму для пыток.

В течение 60 дней судебного разбирательства, безжалостность и жестокость сирийского режима были задокументированы в деталях с помощью показаний бесчисленных свидетелей, а также юридических и судебных экспертов. В своих последних заявлениях государственные обвинители говорили об убийствах и пытках в “почти промышленных масштабах”.

Прокуроры изо всех сил стараются подчеркнуть, что ужас в Сирии продолжается, что режим Асада сумел ужесточить свою власть, и что даже в Кобленце ощущается влияние режима: некоторые свидетели пожелали дать исключительно анонимные показания. Другие получили оскорбления и угрозы в социальных сетях. Один из них должен был быть помещен под защиту свидетелей. Другие слышали, что члены семей свидетелей в Сирии подвергались запугиванию.

Мелкая рыбешка

Эйад происходит из бедной сельской местности Восточной Сирии, где он изо всех сил пытался заработать на жизнь. В середине 1990-х годов он поступил на службу в разведку, первоначально в качестве спортивного инструктора. Дальше звания сержанта он не продвинулся.

Он был — против своей воли, как он настаивает — переведен в подразделение безопасности под названием Отделение 40. Им руководил Хафез Махлуф, двоюродный брат сирийского правителя Башара Асада, и его отряд имел репутацию отъявленных бандитов.

В сентябре или октябре 2011 года Эйаду, по его словам, было приказано принять участие в операции по разгону демонстрации. Сам Хафез Махлуф появился на месте акции протеста на джипе “Мерседес” и открыл огонь по демонстрантам из штурмовой винтовки.

Он кричал: “Если вы любите своего президента, стреляйте в предателей”, и призывал других целиться в протестующих. Эйад сказал, что он старался сохранять спокойствие и не открывал огонь. Он добавил, что это был момент, когда он понял, что пришло время дезертировать.

После того как стрельба закончилась, Эйад и его коллеги прочесали улицы этого района в поисках убегающих демонстрантов. Они арестовали, по меньшей мере, 30 человек, которые были доставлены в отделение 251 в Дамаске. Издевательства и пытки над этими людьми начались во время пути и продолжились после прибытия в тюрьму Аль-Хатиб или “ад на Земле”.

Эйад бежал из Сирии в 2013 году, а затем ему потребовалось пять лет, чтобы добраться до Германии, где он подал прошение о предоставлении убежища. Он не скрывал своих прошлых связей с сирийской разведкой. Несколько месяцев спустя ему позвонил сотрудник БКА, Федерального управления уголовной полиции Германии, и попросил допросить его в качестве свидетеля.

Помощь следствию

С 2011 года другой ключевой орган германского правительства – генеральный прокурор – занимался сбором доказательств преступлений, совершенных сирийским государством. Эйад предоставил чиновнику БКА обширную информацию: более 30 страниц, включая леденящий душу отчет о том, как он отчетливо слышал крики жертв пыток в кафетерии филиала 251.

Его показания помогли построить дело против Анвара Р., бывшего полковника разведывательной службы, и второго обвиняемого в суде.

Анвар — сам опытный юрист — также обвиняется в преступлениях против человечности в Кобленце. Ужасные деяния, в которых он обвиняется, имеют совсем другой объем, поэтому его дело было отделено от дела Эйада, а приговор ожидается в конце этого года.

Анвар обвиняется в пытках, по меньшей мере, 4000 человек в отделении 251. По меньшей мере, 58 человек не выжили.

После дезертирства из разведывательной службы, он рассматривался как потенциальный источник ценной информации. Он присоединился к оппозиции и сумел получить визу, которая позволила ему без видимых трудностей добраться из Иордании в Германию, где ему немедленно было предоставлено убежище.

Несмотря на большое количество свидетельских показаний, у обвинителей мало конкретных доказательств против Эйада, кроме его собственных слов. Есть еще другие юридические вопросы: поскольку Эйяд А. изначально был допрошен как свидетель, а не как подозреваемый, он не был должным образом проинформирован о своих правах. Это, в свою очередь, спровоцировало спор о целесообразности его заявлений в суде.

Ясно лишь то, что его адвокаты в своем последнем заявлении много говорили о готовности Эйада дать показания. Они также указали, что именно его сотрудничество, в первую очередь, привело к аресту Анвара.

Несмотря на его подробное описание сирийской системы угнетения, государственные обвинители подчеркивали свою уверенность в том, что Эйяд не может предстать перед судом в качестве представителя режима. Суждение будет и должно быть вынесено только по его действиям. Обвинители утверждают, что без таких людей, как он, карательная система не работала бы.

Государственные обвинители говорят, что Эйад действительно мог не подчиниться приказам своего начальства. Они настаивают на тюремном заключении сроком на пять с половиной лет. Но, по мере того, как процесс подходит к концу, есть одна вещь, которую все разделяют: “огромное уважение” к самоотверженному мужеству тех жертв пыток, которые были готовы выступить в качестве свидетелей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»